http://www.gorzakaz.org

20 Июнь 2019  08:38
28.03.08(12:28)

Архитектура Петербурга: диалоги о возможном


   Попытка провести обстоятельную дискуссию между противниками и сторонниками внедрения современных архитектурных форм в ткань исторической части Петербурга вновь была предпринята 26 марта. В Музее Анны Ахматовой на Фонтанке состоялась организованная сотрудниками музея, Фондом спасения Петербурга-Ленинграда и участниками общественного объединения "Живой город" открытая встреча, призванная найти ответ на вопрос: допустимо ли новое строительство в старом городе, и если да, то по каким принципам.
   
   
старый город

   
   Мероприятие дало старт организованному "Живым городом" конкурсу "Связь времен", который должен выявить лучшее современное здание в исторической части Петербурга. На суд общественности и специалистов были вынесены 20 проектов: набережная Крюкова канала, 13/18, Кирочная ул., 43, Лахтинская ул., 15, ул. Восстания, 42, Дегтярная ул., 23/25, Моховая ул., 47/2, 9-я Советская ул., 16, набережная р. Карповки, 23, Малая Посадская ул., 18, ул. Маяковского, 3а, Казанская ул., 3, Каменноостровский пр., 56, ул. Подрезова, 18, ул. Профессора Попова, 18, Большая Пушкарская ул., 25-27, ул. Бармалеева, 2 (угол с ул. Большой Пушкарской), ул. Некрасова, 32, набережная р. Мойки, 53, 3-я линия, 52-56, 4-я Советская ул., 39.
   
   "На наш взгляд, представленные здания - это тот след, который не стыдно оставить нашим потомкам в старом городе, - сказала, открывая конкурс, один из координаторов движения "Живой город" Юлия Минутина. - Мы сознательно включили в список адреса, которые вызывают в городе полемику".
   
   
старый город

   
   В конкурсе представлены две номинации: мнение специалистов-архитекторов и мнение общественности. Опрос жителей Петербурга активисты движения планируют провести как с помощью опросных бюллетеней, некоторые из которых были заполнены уже в ходе прошедшей встречи, так и через интернет-голосование, которое будет запущено на следующей неделе на сайте организации (www.save-spb.ru). "Мы выбрали именно эти здания, исходя из мнений участников движения и специалистов, с которыми мы консультировались, - пояснила Юлия Минутина. - Надеемся, что подобные конкурсы и обсуждения смогут внести вклад в формирование общественного мнения относительно нового строительства в исторической части города".
   
   
старый город

   
   Проблема допустимости нового строительства и вторжения в центр города и рамок, в которые оно должно или не должно укладываться, безусловно, значительно шире любого конкурса или опросов граждан. Об этом, открывая дискуссию, сказал ведущий встречи историк, директор Фонда спасения Ленинграда-Петербурга, сопредседатель петербургского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры ВООПИиК Александр Марголис: "Знаете, я много говорил с людьми, которым совершенно искренне нравится фонтан, занявший половину акватории Невы и закрывший собой Стрелку Васильевского острова. И я им верю: он им действительно нравится! И я верю, что он действительно нравится и нашему губернатору. И вот здесь мы имеем дело с очень глубокой проблемой: это проблема потери эстетических ориентиров. Мы сегодня как общество пришли к тотальному кризису эстетического восприятия, вкуса и чувства меры. Того самого чувства меры, которое сделало Петербург Петербургом. Стало быть, для нас сегодня функции просветительские ничуть не менее востребованы, чем функции правозащитные".
   
   
старый город

   
   О том, что роль защитника исторических памятников в России сегодня приобретает ощутимые черты роли правозащитника, Марголис повторяет уже не единожды. Вторжение не только в историческую среду города, но зачастую и в сами памятники обусловлено не только вопиющим несовершенством современной законодательной базы. Как известно со времен Карамзина, строгость российских законов компенсируется необязательностью их исполнения. "В нашем национальном характере уже давно особой лихостью является умение виртуозно обойти закон, - констатирует Марголис. - И в этом случае обязанность и профессионалов, и общества - прежде всего требовать исполнения этих законов". Однако и те и другие едва ли предпринимают попытки как-либо повлиять на то, что сегодня происходит с национальными памятниками. "У нас даже Министерство культуры не может ответить на прямой вопрос: сколько в России памятников? Не то девятьсот тысяч, не то миллион двести… Господа, мы с вами до сих пор даже не удосужились подсчитать, чем именно мы владеем!"
   
   В конце прошлого года глава петербургского Комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников Вера Дементьева с удовлетворением и гордостью повторяла, что такой объем денежных средств, который заложен в бюджет Петербурга на восстановление объектов культурного наследия, превосходит в несколько раз отчисления на эти нужды в целой Франции. Впрочем, едва ли стоит удивляться: во Франции даже не могут допустить такой ситуации, чтобы более половины национальных памятников находились в неудовлетворительном состоянии. Еще в 2005 году в еженедельнике "Аргументы и факты" были приведены следующие цифры: 10% всех памятников архитектуры на территории Российской Федерации находятся в руинированном состоянии, 30% - в аварийном, 25% - в неудовлетворительном, 20% - в удовлетворительном и 10% - в хорошем. Итого: по пятибалльной шкале "неуд" и ниже получают 70% всех имеющихся у нас объектов культурного наследия.
   
   В Петербурге, надо сказать, ситуация в этом отношении немного более благоприятная: у нас, по данным "Стратегии сохранения наследия Петербурга", из более семи тысяч памятников "в активной фазе разрушения" находится "всего" 20%.
   
   "Давайте не забывать, как мы к этому пришли, - говорит Марголис. - После войны город получил медаль за выдающиеся достижения в области реставрации. В 1990 году он был включен в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО. И сразу вслед за этим начался катастрофический экономический кризис, который повлек за собой столь же катастрофические последствия. Тогда нам казалось, что наша главная задача - отмобилизовать ресурсы. Но жизнь в очередной раз оказалась сложнее. К нам пришли деньги, и деньги огромные, о которых мы 10 лет назад не могли и мечтать. И в частности, эти деньги пришли из Москвы, а вместе с ними - московский стиль, вкусы и отношение к наследию. А все мы с вами помним, что Москва как исторический город прекратила свое существование у нас на глазах. Где-то год назад ходил такой анекдот: один московский историк пожаловался мэру Лужкову, что, дескать, разрушили еще один особняк - не то конца XVIII, не то начала XIX века. На что Лужков похлопал его по плечу и ответил: ну что вы, голубчик, переживаете? Мы вам вместо него построим особняк XVII века! И вот теперь, господа, мы с вами сталкиваемся с вот такой "москвизацией" Петербурга".
   
   Процесс воспитания вкуса у тех, кто приходит с деньгами и проектами, не просто сложен и долог: в большинстве случаев он едва ли возможен. И в Петербурге выросло уже целое поколение, для которых новодел куда приятней, чем ветшающий подлинник. Поколение, знающее всему цену, но едва ли имеющее ценности.
   
   Елена МИНЧЕНОК
Поиск


Реклама