http://www.gorzakaz.org

26 Октябрь 2020  12:27
06.02.08(16:50)

В ледовом побоище поставлена точка с запятой


   Тонны бумаг, два заседания по полному рабочему дню — и вот вчера вечером Куйбышевский районный суд завершил дело "Граждане против "Зимнего катка", решив его в пользу заявителей. Само собой, это далеко не конец — ведь проигравшая сторона будет подавать кассационную жалобу, — но некоторые итоги подвести имеет смысл уже сегодня.
   
   Горзаказ.Орг обратился за комментариями к заинтересованным наблюдателям и участникам процесса, ставшего в Петербурге событием недели.
   
   Александр Марголис, руководитель Международного фонда спасения Петербурга, сопредседатель петербургского отделения ВООПИиК:
   — Судья Воробьева сразу произвела на меня впечатление человека объективного, что по нынешним временам большая редкость. В свою очередь, заявители отстаивали абсолютно, на мой взгляд, ясное и однозначное с точки зрения закона дело. Понятно, что наши суды способны на любые фокусы. Однако как только возникло ощущение, что судья — профессиональный и объективный, сразу же возникло и чувство, что решение будет в пользу закона и здравого смысла.
   
   Теперь многое будет зависеть от того, как противоположная сторона сформулирует свои жалобы в кассационную инстанцию, и кто их поддержит при этом. Интуиция мне подсказывает, что на сей раз власти проявят, ну, скажем так, сдержанность — что объясняется сезоном. Я имею в виду сезон до 2 марта. В подобной обстановке накалять страсти... Очевидно, это не является полезным для главной задачи эпохи. И в этом контексте скорее может быть принято решение уступить, нежели переламывать ситуацию, возбуждая народный гнев. Правда, есть вероятность, что заседание Городского суда будет назначено уже после выборов.
   
   Процесс совершенно изумительный, хотя бы потому, что он наглядно показал несовершенство наших законов в этой сфере. Когда обнаружилось, что Дворцовая площадь, вообще говоря, не предмет культурного наследия — куда уж дальше?! Сколько-нибудь мыслящие граждане этого города должны задуматься над тем, что у нас происходит...
   
   И мне, конечно, в высшей степени грустно: защищая свою... (не буду произносить резких слов), господа из соответствующих ведомств утверждали, что доступ к Александровской колонне из-за катка не осложнен! Мы знаем от Гоголя притчу об унтер-офицерской вдове, которая сама себя высекла — здесь, по-моему, произошло повторение ревизоровской истории...
   
   И я очень рад, потому что такого рода процессы создают очень полезные прецеденты и протрезвляют тех, кто склонен находиться в некоторых грезах.
   
   Александр Макаров, ведущий инженер Политеха, инициатор судебного процесса:
   — Я не могу сказать, что доволен результатом. Разумеется, хорошо, что состоялось такое знаковое событие. Что признаны виновными структуры, которые должны охранять наше культурное наследие. Доказано, что действительно нарушается наше право на доступ к культурным ценностям, — а ведь это отрицали до последнего, привлекая все возможные словари. Снова спекулировали на толковании терминов — "доступ", "приобщение", "освоение".
   
   Доказано, что нарушен охранный статус Александровской колонны. На схеме четко видно, что граница территории памятника отстоит на пять и более метров от ограды. Притом что каток вплотную примыкает к ограде. То есть допущено прямое нарушение. И находиться там каток не имеет права.
   
   Но главного достичь не удалось. Не доказано то, ради чего я подавал это заявление в суд: что нарушено право доступа именно к ансамблю Дворцовой площади.
   
   Есть лишь некая отметка этой проблемы. Констатация того, что Росохранкультура и КГИОП не выполняют элементарных требований законодательства даже по простым объектам и ситуациям. Их обязали провести проверку и потребовать от устроителя катка соблюдения охранных требований в отношении Александровской колонны.
   
   Отсюда может вытекать самое компромиссное, мало к чему обязывающее действие. Допустим, КГИОП и Росохранкультура напишут в своем акте, что да, прожектора слишком слепят и их надо отодвинуть или убрать. Металлические каркасные конструкции — убрать. Отодвинуть ледовое покрытие на несколько метров подальше от ограды колонны — и все. Это абсолютно не решит проблему.
   
   Уничтожение города идет сегодня по экспоненте. Каждую неделю — новый удар обухом. То дом снесли под шумок, то приняли Высотный регламент под сурдинку, то трещину дал уникальнейший дворец... То, что происходит — это катастрофа.
   
   Алексей Ковалев, депутат ЗакСа:
   — Поздравляю тех, кто этого добился. Надеюсь, что я тоже внес свою лепту. Можно сказать, что конституционное право на пользование культурными ценностями перестало быть пустым звуком. Мы пытались судиться по аналогичному поводу касательно Российского государственного исторического архива, дошли до Верховного суда — и нам было сказано, что собственник архива — государство и это государственное дело. "А вы — просто пользователи, до свидания!.." Здесь, слава богу, хоть что-то получилось.
   
   Правда, мой опыт работы с Городским судом по гражданским делам малоутешителен. Районные инстанции выносят решения в пользу граждан, а горсуд их отменяет. В большинстве случаев. Так что на успех в кассационной инстанции я не надеюсь.
   
   Евгений Баклагин, адвокат, представлявший в суде интересы заявителей:
   — К сожалению, в такого рода делах первую роль играет субъективный фактор. Захочет суд разбираться во всех деталях, проявит волю — соответственно, можно надеяться на положительное решение. А не изъявит такого желания — значит, гражданам ничего не светит. Здесь, поскольку к этому процессу было приковано общественное внимание, суд тоже проявил внимание, вникал в нюансы. Судья Ирина Воробьева компетентна в этих вопросах еще и потому, что к ней попадают все дела, связанные с оспариванием документов КГИОП и КГА. Она уже несколько лет этим занимается.
   
   Я считаю, что нам удалось объяснить суду, в чем заключается проблема, представить необходимые доказательства и защитить свою позицию.
   
   Я включился в процесс несколько позже. По моей оценке, заявители сформулировали свои требования и основания слишком широко, надо было их сужать. И я постарался сфокусировать внимание на тех обстоятельствах, которые, на мой взгляд, имели шанс получить судебную защиту.
   
   В конечном счете мы сосредоточились на том, что Александровская колонна — бесспорно статусный памятник и к нему ограничен доступ. Это был наш ключевой тезис. Мы запросили и получили документацию, в частности, паспорт на этот памятник, его описание и схему. Из материалов следует, что есть четыре перспективы, четыре ракурса восприятия колонны, и при наличии ледовой арены целостность восприятия нарушается. В том числе новые сооружения загораживают нижнюю часть колонны, нет визуального доступа к барельефам, к ним невозможно подойти и т. д.
   
   В итоге было признано, что данная реализация катка ущемляет права заявителей, а бездействие КГИОП и Росохранкультуры — незаконно. Выяснилось, кстати, что КГА и КГИОП, вместо того чтобы отказать инвестору в согласовании проекта катка, просто высказали ряд замечаний и дали добро условно — не проследив, как дальше будут развиваться события. Теперь охранные ведомства обязаны принять меры по устранению нарушения закона.
   
   Суд отмел все лишнее и принял единственно правильное взвешенное решение. Как ни крути, как бы мы этого ни хотели, решение о защите всего ансамбля, с моей точки зрения, принято быть не могло. Тем не менее судебный процесс послужил катализатором: охранные ведомства выразили намерения выступить с инициативой о придании статуса объекта наследия Дворцовой площади в целом. Надеюсь, этот механизм уже запущен.
   
   
Поиск


Реклама