http://www.gorzakaz.org

26 Октябрь 2020  12:29
29.08.07(13:03)

Леонид Полонский: "Я бы постарался сохранить дух Апраксина Двора"


   Сегодня одна из главных градостроительных интриг Петербурга - это дальнейшая судьба комплекса зданий "Апраксин Двор", реновации которого Смольный недавно присвоил статус стратегического проекта. Одним из главных претендентов на его реализацию на данный момент считается компания "Рюрик Менеджмент". О перспективах работы в Апрашке корреспонденту Горзаказ.Орг рассказал директор девелоперской компании Леонид Полонский.
   
   - Насколько мне известно, ваша компания "Рюрик Менеджмент" приняла решение участвовать в тендере на реконструкцию Апраксина Двора.
   
   - Решение о проведении тендера принял "Рюрик AB", наши учредители. "Рюрик AB" - это шведская компания, которая высоко котируется в мире. Это крупный игрок, она сосредотачивает очень большое количество инвесторов - это пенсионные фонды Швеции, инвесторы из Англии и США. Именно они приняли решение, а мы должны это решение реализовывать. Финансы идут оттуда.
   
   - Хорошо, про финансы понятно. Условия тендера еще неизвестны, поэтому у меня будет гипотетический вопрос. Если бы вам сейчас сказали: "Вот Апраксин Двор, стройте", что бы вы построили? Что наиболее рентабельно? Чего бы вам хотелось?
   
   - Такая тема - "если б я был директором", да?
   
   - Да.
   
   - То есть если бы была некая вседозволенность... Понимаете, есть принципы, которые мы соблюдаем. Мы пришли в Петербург надолго, мы любим этот город. У меня здесь сын, дочь, у меня внук здесь, и я понимаю, что им жить в этом городе. Апраксин Двор - это объект имиджевый, он по большому счету не крупный коммерческий. В нем сочетается очень много сложных моментов. Это лоскутное одеяло, состоящее из множества арендаторов, из кучи разных владельцев, с разным пониманием, с разными амбициями, с разными возможностями. Мы столкнулись с этим вопросом, когда строили 15-16-й корпус. У нас тоже там были частные владельцы, и мы понимали, что если пойдем как варвары, по принципу "нам отдали, мы сейчас все заново сделаем", то ничего не получится. И мы сумели найти с ними общий язык, непросто, но нашли. И этот корпус мы вместе с ними сделали. При этом изменилась их ситуация, их жилищная стоимость, капитализация их объектов. Их объект стал привлекательнее, они получили очень много плюсов от реализации. И это удалось сделать не только потому, что они нам верили, а потому что мы работали круглые сутки, мы действительно очень быстро все сделали, мы показали им свою компетенцию. А когда люди видят, что ты их уважаешь и с ними считаешься, то они идут навстречу. Это первая часть. А вторая часть вопроса с Апраксиным Двором заключается в том, что там много памятников. И судьба их сложна сейчас с точки зрения бизнеса. Давайте подгоним бульдозер и все снесем! А потом построим на этом месте нечто из стекла и железобетона, что-нибудь крупное... Вот денег будет… Это неправильно! К истории надо относиться уважительно. Если человек не уважает прошлое, как говорят, то у него нет будущего. Я считаю, что мы должны бережно относиться к тем памятникам, которые есть, которые сохранены. Опять же на примере не разговора, а дела.
   
   - То есть вы хотели бы сохранить те памятники, которые находятся на территории Апраксина Двора?
   
   - Да, обязательно. Мы восстановили 15-й и 16-й корпус из руин, из развала, по всем историческим документам, вместе с КГИОП в одной команде, не споря с ними, а вместе с ними. Это же прекрасный корпус, очень красивый, который продолжает традиции. Это вторая сторона - восстановление памятников. А есть третья сторона, которая заключается в том, что я абсолютно солидарен с руководством города. То, что сегодня там происходит, - этого не должно быть. При сохранении памятников, при максимальном сохранении и объединении владельцев мы должны дать другое качество. Мы должны изменить ту ситуацию, которая на сегодняшний день там есть.
   
   - На что изменить?
   
   - Вот сравнивают с Ковент-Гарденом, с Сохо. Мы должны сделать объект, который был бы привлекательным. В котором люди могли бы и отдыхать, и работать, и покупать. Есть еще и такая мечта у меня - сделать уголок для молодежи, в котором молодые люди могли бы встречаться, художники молодые бы выставлялись.
   
   - То есть какое-то пространство для творчества?
   
   - Да, в том числе. В Апраксином Дворе должен быть такой своеобразный микс: уголок для творчества, уголок для отдыха, уголок для торговли.
   
   - Если я правильно понимаю, Апраксин Двор - это опять квартальная застройка, там должен быть бизнес-центр, торговый центр, зеленые насаждения… Но четкого плана сейчас нет?
   
   - Вы знаете, у нас четкий план формируется сейчас. Во-первых, мы пошли по пути более детального изучения историко-культурной экспертизы. Нельзя делать шаги среди памятников, не зная, что там до нас происходило. Потому что есть вещи, которые можно и нужно сохранять. Поэтому мы сначала проводим экспертизу, проверяем и продумываем. Исходя из этой концепции, пытаемся найти общий язык с сообществом собственников, чтобы не тратить время на драки, на споры, чтобы они видели, что за короткий промежуток времени, не изменяя качества, а изменяя структуру, изменяя сущность, они получат плюс, а не минус. Все это будет сделано в короткое очень время. Сегодня, не объединившись, ничего не сделаешь. Это первое. Второе - опять же, изучая памятники, мы поймем, как эти памятники можно приспособить, с тем чтобы сохранить. И третье - изменить принципиально тот микроклимат, который сегодня есть, убрать все эти лавочки, лотки, все полностью изменить. Конечно, вопросов и проблем здесь очень много. Потребуется очень жесткая политика города, потому что здесь очень сложные законодательные базы и наверняка найдутся люди, которые ничего не хотят, им нравится так, как сегодня есть. Но Валентина Ивановна абсолютно права - сегодня так уже не может быть. Центр города не может быть таким.
   
   - Леонид Лазаревич, а как вы относитесь к предложению на месте Апраксина Двора проложить дорогу?
   
   - Этот вопрос мы сейчас изучаем. Я понимаю, что это место очень сложно с точки зрения передвижения. Если построить дорогу, то городу будет легче, согласен. Но мы для этого должны будем снести памятники. Есть некая зона, есть некая резервация, которую хотелось бы сохранить. Скажу честно, я не считаю, что это неправильно - строить дорогу. Но я бы постарался сохранить дух Апраксина Двора, сохранить историю, но в другом качестве.
   
   - Так вы одобряете или нет?
   
   - Честно? Нет. Это мое личное мнение.
   
   - Скажите, пожалуйста, сколько денег "Рюрик Менеджмент" готов вложить в этот проект?
   
   - Вы знаете, те проекты, которые на слуху, они предлагали 450, 500, 600 миллионов. По нашей оценке, если идти в том направлении, в котором мы хотим пойти, то потребуется около миллиарда долларов.
   
   - Вы упомянули, что это имиджевый проект. Ходят разговоры, что Апраксин Двор - проект не коммерческий, он потребует очень много затрат, очень долго будет окупаться, если вообще окупится. Так ли это?
   
   - Мы это обсуждали на совете директоров. Сегодня понимание этого есть. Люди финансируют, люди готовы участвовать в тендере, ставят перед нами задачи, понимая это, не заблуждаясь на счет коммерческой выгодности проекта. Там такое количество проблем, что деньги - это уже даже не самая большая проблема.
   
   - По поводу проблем - очень много собственников помещений. Что с ними делать?
   
   - Объединяться.
   
   - А если не все захотят?
   
   - Вообще-то под это должна быть проведена какая-то нормативная база. Вот, например, вы имеете приватизированную квартиру в доме, но если вы свою квартиру не топите, если у вас разорван водопровод и это мешает соседям, то вы не сможете сказать им: "Это моя квартира и отстаньте от меня". Сети и коммуникации, которые сейчас там есть, - городские. И существуют некоторые правила общежития, правила монастыря, в котором мы все должны жить. Если человек не хочет соблюдать правила, то это уже должны быть его проблемы. Есть и другие люди, есть люди, которые хотят переехать, но у них для этого нет средств, нет возможности. Для них город строит другой рынок и готов оказать помощь в переселении. Поэтому каждый собственник должен сделать выбор для себя, потому что сегодня бороться - непродуктивно. Программа "против" - это ненадолго. Мы живем в этом городе и должны бороться "за". Это более продуктивно и интересно.
   
   - Вы говорили о работе в 15-м и 16-м корпусах, там тоже было много собственников. То есть у вас уже есть опыт работы в этом направлении?
   
   - Знаете, имеется не только опыт, а доверие, которое, я надеюсь, есть в Апрашке к нам. Я не думаю, что я слишком самонадеян. На нашем примере люди увидели, что мы сумели за очень короткий промежуток времени выполнить и сдержать все свои слова. Я не хочу сказать, что не было проблем, что все было красиво. Но мы умеем выполнять свои обязательства, мы не кичимся тем, что мы вот крупная фирма и сейчас вас всех здесь... Нет. Люди видят, что мы уважительно относимся к истории, к арендаторам, стараемся найти компромисс, найти какие-то варианты, понять тех людей, с которыми там работаем. А при таком подходе люди всегда тянутся. Сегодня очень многие к нам подходят и говорят, что готовы с нами работать.
   
   - Собственники?
   
   - Да-да. Говорят, что готовы работать, готовы участвовать. И если все сложится нормально и мы пойдем на тендер, то постараемся объединиться уже и на уровне подготовки тендера, на уровне подготовки программы и концепции.
   
   - Как вы считаете, то, что у вас уже есть такой опыт, есть определенное отношение к вам со стороны собственников, может ли это быть вам плюсом в конкурсе?
   
   - Да. И вы знаете, там есть не только мелкие, там есть и очень крупные собственники. И они в общем-то в какой-то степени определяют ситуацию. Есть коммерческий центр "Питер" и Пономарев Николай Александрович. Этот человек там уже больше 15 лет. Он один из крупнейших владельцев недвижимости на Апраксином Дворе. Этот человек обладает очень серьезным авторитетом. И он тоже понимает, что так нельзя, что надо менять, и он готов объединяться. И он готов с нами сотрудничать, точно так же как и мы с ним. Николай Александрович понимает: то, что сейчас происходит, дальше длиться не может. Но он сторонник своей собственности. Он готов объединиться, но объединяться надо вокруг каких-то идей, вокруг каких-то мыслей, какой-то концепции. Прежде чем мы пойдем на тендер, прежде чем мы пойдем на какие-то разговоры, надо что-то предложить. Люди должны увидеть, что это в их интересах. Чтобы они видели, что мы уважительно относимся к ним, что мы историю сохраняем... Я думаю, что если основная масса подтянется, основные игроки объединятся, то все реально.
   
   - У вас есть какие-либо данные, может быть, точная информация или даже слухи, о том, когда будет объявлен конкурс?
   
   - Это как раз то, о чем мы ничего не знаем. Я думаю, что это тоже не совсем правильно, потому что крупных игроков все-таки нужно привлекать к разработке тендерной документации. По поводу технического задания, по поводу того, что сегодня будет на тендере. Это ведь самый тяжелый, самый сложный вопрос. Городу принадлежит только 50% Апраксина Двора, что же они выставляют? Возможность объединяться с кем-то? Так это мы и сами можем, без города. Что по сути является предметом тендера - тоже очень сложный вопрос. Есть некоторые круглые фразы про выигрыш тендера, общий язык и все такое.
   
   - Ходят слухи, что у "Рюрик Менеджмент" и "Рюрик АБ" возникли трения по поводу именно проекта Апраксина Двора. Так ли это? Возможно, есть какое-то недопонимание со шведским руководством?.
   
   - Нет у нас никакого недопонимания. Понимаете… У вас есть взаимопонимание с вашими родителями? Не всегда. Но они же ваши родители… Какое у меня может быть понимание или недопонимание с моими родителями? У меня есть уважение, я же их сын. У меня может быть собственное мнение. В этом отношении, кстати, со шведами хорошо работать - они уважают собственно мнение. Они не командуют. Мы высказываем свое мнение, мы спорим, но в конечном счете последнее слово только за ними. Финансируют-то они. Они должны оценить степень риска участия в этом деле. Еще раз повторяю, что мне очень повезло, что мне разрешают спорить. Я не всегда согласен и отстаиваю свою точку зрения. Не всегда это просто, но они хотят понять. Тем более что мы своими результатами показываем, что мы двигаемся. Все, в принципе, как в семье.
   
   Беседовала Ольга ЯКУШЕНКО
21.01.08(20:11) Реконструкция Апрашки: топор, скальпель или лазерная коррекция?
21.01.08(15:21) Крис Уилкинсон: Мы исходили из необходимости сохранить как можно больше построек
21.01.08(15:13) Александр Марголис приветствует широкое обсуждения реконструкции Апраксина Двора
21.01.08(15:07) Петербургские архитекторы раскритиковали возможное появление нового моста через Фонтанку
21.01.08(11:15) Уилкинсон: Территория Апраксина двора прямо-таки взывает к возрождению
21.01.08(10:56) В Петербурге открылась выставка Криса Уилкинсона
19.12.07(13:58) Апрашка по-британски
13.12.07(19:28) Неизвестная до сегодняшнего дня компания ООО "Ренессанс Апраксин двор" поспорит с "Главстроем" за Апрашку
10.09.07(14:46) Двор раздора
06.09.07(15:59) Итоги конкурса на реновацию Апрашки подведут в январе
05.09.07(13:10) Конкурс на реставрацию Апраксина Двора объявят завтра на PROEstate
24.08.07(15:22) Глава RURIC AB Нильс Нильссон: "Нас очень интересует "Апраксин Двор"
10.08.07(13:20) Новую Апрашку нашел инвестор. А что будет со старой?
19.03.07(15:15) "RURICK AB" представил свои проекты и планы
16.03.07(18:51) "Апрашку" сносить не будут
26.02.07(16:00) Водоканал соберет Ассоциацию водоснабжения и водоотведения
05.02.07(14:14) Замену Апраксину двору построят в Девяткино
02.02.07(11:33) Апраксину двору построят альтернативу
01.02.07(17:44) Первый корпус Апраксина двора может быть отдан под реконструкицю без конкурса
29.01.07(18:27) Решение о перепрофилировании универмага "Фрунзенский" будет принимать его собственник
Поиск


Реклама