http://www.gorzakaz.org

28 Ноябрь 2021  16:54
29.06.07(18:48)

На повестке дня - "Охта-центр": члены Градсовета и Совета по сохранению культурного наследия опровергают информацию о своей поддержке "газоскреба"


   Члены Градостроительного совета и Совета по сохранению культурного наследия, возмущенные намеренным искажением в СМИ итогов обсуждения проекта "Охта-центр", собрались 28 июня в ИА "Росбалт", чтобы сделать публичное опровержение этой дезинформации. Горзаказ.Орг публикует некоторые места из стенограммы брифинга.
   
   Владимир ПОПОВ, член Градостроительного совета:
   
   - Обычная процедура заседания градсовета заключается в оценке архитектурного качества. На заседании 21 июня качество архитектуры не обсуждалось. Я согласен с мнением Евгения Герасимова, и с ним, думаю, согласится подавляющее большинство членов градсовета: архитектуры там нет, обсуждать пока нечего. Обсуждалась только уместность создания этой высотной башни.
   
   Протокол градсовета - это не обязательный документ для осуществления строительства. Обязательна для согласования подпись председателя КГА, главного архитектора города (он же - председатель градсовета) Александра Викторова. Без этого никто не может начать строительство. И эту подпись они получают всеми доступными им средствами.
   
   Решение совета подвел Викторов, причем он это огласил на совете, и внес в письменное заключение. Оно звучит примерно так: одобрить в принципе концепцию строительства "Охта-центра" на данном участке, считать возможным размещение высотного акцента в составе этого центра. Не сказано какого, каких параметров - сказано только, что предложено его доработать, с целью придания большей связанности с Петербургом, с его традициями, ландшафтом. Сказано даже, что следует какие-то детали предусмотреть и так далее. Самое последнее в заключении - следующее рассмотрение будет уже на стадии проекта.
   
   Мое твердое мнение - что 400, что 600, что 150 метров - рядом со Смольным такого быть не может. И господин Полищук (заместитель председателя КГА) прав, когда говорит, что если изменится регламент, там появится не один небоскреб.
   
   Виктор СИВАКОВ, член Градостроительного совета:
   
   - Когда я шел на заседание Градостроительного совета, то, как и каждый, хотел что-то сказать. Но не стал выступать, потому что понял - идет совершенно четкое профессиональное обсуждение, без каких-либо обидных слов или приведения примеров того, как уже называют эту башню, не было. Было профессиональное обсуждение, которое доказало, что подобное сооружение не может быть у нас в городе. И мое мнение такое же, как у выступивших против. Я так понял, что проект отложен и не будет реализован, будет другой вариант - поэтому не стал выступать.
   
   Никто из нас не против возрождения или реконструкции какого-то депрессивного района. Но если вы, господа из Газпрома, хотите строить именно такое - стройте его в другом месте и назовите по-другому. То, что я хотел сказать, заключается в следующем: существует такое понятие, как визуальная экология. В случае установки этой башни в городе, где принципы визуальной экологии вырабатывались 300 лет, они будут нарушены. Этого просто нельзя допустить.
   
   То, что что-то будет, я понял, как только пришел в КГА, - членов совета не пускали охранники. Вот уже по такому началу было понятно, что что-то готовится, что все будет представлено наоборот. Когда на следующее утро я прочитал в газетах, посмотрел телевидение, я понял: это "наоборот" произошло. Это пощечина администрации города всему петербургскому сообществу.
   
   У одного из вице-губернаторов в свое время была идея сделать пешеходную зону из Большого проспекта Петроградской стороны. Объяснить профессионально эту идею было невозможно, но того чиновника заклинило. И та идея исчезла сама по себе только тогда, когда исчез ее носитель - тот вице-губернатор.
   
   Сегодняшняя власть - это уже истерика, а воевать с истерикой невозможно. Ее можно только лечить. Объяснять надо через суд. В "Новой газете" читал о том, что группа людей подала в суд. Вот те, кто будут ходить в этот суд, пусть призовут каждого члена Градостроительного совета как свидетеля того, что произошло. Мы через суд будем добиваться отмены этого решения. Господин Викторов - назначенный чиновник, его никто не выбирал. Совершенно двоякое толкование говорившегося на заседании: да, никто не возражал против развития этой территории, но все - против газпромовской башни. А перевертыш этот получился уже по окончании градсовета. Мы об этом узнали только на следующий день.
   
   
   Евгений ГЕРАСИМОВ, член Градостроительного совета:
   
   - Нужно с самого начала отделить мух от котлет. Само развитие территории на Охте, занятой промышленными предприятиями, никакого сомнения не вызывает, а, напротив, поддерживается - это, собственно, "котлеты". А навязчивая "муха" - это 400-метровые небоскребы в непосредственной близости от исторического центра Санкт-Петербурга. Против этого в той или иной форме возражали все члены градсовета, за исключением невразумительного выступления одного архитектора - Митягина и чиновника Полищука. Мне кажется, что строительство такой башни здесь невозможно.
   
   Я прочел сейчас пресс-релиз "Газпром нефти": "Градостроительный совет в целом одобрил…" На мой взгляд, это неправда. Градостроительный совет не одобрил, а подавляющим большинством своих членов отверг представленную концепцию, а главный архитектор города выдал это за одобрение.
   
   Ущерб моральный градсовету оценить сложно - он существует при главном архитекторе. Можно говорить о том, что это ложь. А главному архитектору города - как человеку и как мужчине, наконец, - следовало бы честно сказать: "Уважаемые члены градсовета, я вас всех послушал, и данной мне властью принимаю вот такое решение. Я как главный архитектор поддерживаю это строительство и одобряю эту концепцию". Или он говорит: "Я послушал, вы все против, и я тоже в душе против, но мне приказали поддерживать, и поэтому я поддерживаю". Это тоже понятная позиция. Или он говорит: "Я не поддерживаю, и поэтому отклоняю эту концепцию". Нужно занять какую-то позицию человека, мужчины, архитектора, чиновника, наконец, городской администрации.
   Уважаемые СМИ, спросите у главного архитектора: "Почему вы фальсифицируете решение Градостроительного совета?"
   
   Нам достался в наследство великолепный город. То наследие, которое нам досталось, может приносить доход еще очень долго. А мы пилим сук, на котором сами сидим. Мы перестанем быть Петербургом. Это в Пекине сносят старые лачуги целыми кварталами и строят на их месте безликие стеклянные коробки. Нам-то это зачем, даже за большие деньги? Существовал город без Газпрома - и будет существовать! И триста и, дай бог, шестьсот лет. В конце концов, Газпром для города - или город существует для Газпрома?
   
   
   Иван УРАЛОВ, член Градостроительного совета:
   
   - На самом деле Градостроительный совет вовсе не обязательно собирается в полном составе. Но такие знаковые решения, конечно, должны быть обсуждены всеми членами градсовета. Потому что они кардинально влияют на город и не являются прерогативой какой-то одной узкой специальности или только актива градсовета.
   
   Согласен на сто процентов с Евгением Герасимовым. Бесспорно, развивать это место можно и нужно. Но также бесспорно то, что нельзя ставить там доминанту. В принципе, некая высотная вертикаль там возможна, на мой взгляд, но абсолютно не такая. Может быть, до ста метров - но я не архитектор, я художник, архитектуры касаюсь только каким-то крылом.
   
   Думаю, что это будет ошибка, которую не простят всем. Многих забудут, а тех архитекторов и членов градсовета, и главного архитектора, и вообще всех, кто принимал такое решение, будут помнить за это "благодарные" петербуржцы. Вообще среди тех многочисленных сотен публикаций, что были до сих пор, в них звучат слова очень известных людей, и даже таких вроде бы авангардных, как Михаил Шемякин, которые категорически возражают.
   
   Нам говорят, что будет прозрачное здание определенной высоты, отражающее небо и так далее. Предположим, но такого быть не может - это будет глухой силуэт, темный. Никогда еще в архитектурной практике не нашла подтверждений мечта о стеклянной архитектуре, в которой отражается небо, преломляется свет, а она… дематериализуется.
   
   
   Сергей ШМАКОВ, член Градостроительного совета:
   
   - Большинством четко было сказано, что это не годится.
   Конкурс так называемый - нелегитимная вещь, поскольку он проходил под ковром. Нас опять отсылают к прошлому, в советские, может, даже времена. Еще в 70-е годы я высказал банальную мысль: для Петербурга больше всего подходит образ лунного кратера, где центром является плоскость этого кратера, с отдельными всплесками, а к краям этот кратер имеет всплески, которые могут быть любых габаритов, любой высоты. В Петербурге небоскребы могли бы быть по краям кратера. На мой взгляд, такими краями могли бы быть зоны у Вантового моста, севернее Муринского ручья и, конечно, Кольцевая дорога.
   
   Проект "Охта-центра" - это и нарушение сакральных вещей, когда вертикалями должно быть жилище Бога, а не прибежище грешных бизнесменов и чиновников. Как и большинство членов Совета, я однозначно против данного решения в данном месте. Так называемому конкурсу должны были предшествовать поиски, которые вел Николащенко, поиски градостроителей, разрабатывавших генплан, и прочее. А так опять у нас телега стоит впереди лошади.
   
   Олег ИОАННИСЯН, член Совета по сохранению культурного наследия при правительстве Санкт-Петербурга:
   
   - Общественным обсуждением, а тем более профессиональным обсуждением, то, что было, я назвать не могу. Совет по наследию никакого решения не выносил, но мнение подавляющего большинства его членов прекрасно известно, в том числе и руководству города. Очевидно, именно поэтому нам и не предлагают обсудить сам проект.
   Он полностью игнорирует и историческую логику развития городов.
   Противостоять действительно становится чем дальше, тем сложнее. Единственная возможность - высказывать свое профессиональное мнение. Но им либо манипулируют, как видите, либо вообще его не озвучивают. Вторая возможность - высказывать общественное мнение. Возможности судебного рассмотрения я оцениваю не очень оптимистично. Те законы, что были уже созданы и действовали, тоже попираются. Причем этому придается вполне легитимный вид, они действительно способны урегулировать правовые вопросы: заинтересованные лица пролоббируют те изменения в закон, которые будут им выгодны. Наши депутаты могли бы активно использовать свои возможности для того, чтобы противостоять этому, но, к сожалению, уходят от этого. Был принят новый Градостроительный кодекс в этом году, который фактически аннулировал несколько действующих статей об охране культурного наследия. На это почему-то внимания не обращается.
   
   Александр МАРГОЛИС, член Совета по сохранению культурного наследия при правительстве Санкт-Петербурга:
   
   - Заявление для печати уже подписали участники сегодняшней пресс-конференции. Но желающих присоединиться к нам гораздо больше, чем собранных на этот час автографов. Это будет абсолютное большинство и того и другого советов. Мне кажется, что наши оппоненты окончательно потеряли голову, потому что столь наглая, бесстыжая дезинформация, которую легко опровергнуть - все мы живы и в добром здравии, - она распространяется людьми, которые плохо уже понимают, где добро, где зло, где земля, где небо. На мой взгляд, это проверка городского сообщества на стойкость. Мы все еще люди, граждане, мы уважаем себя - или окончательно превратились в быдло? Вот такая проверка.
   
   Нам что говорят: да, есть генеральный план, высотный регламент, пятое-десятое, но это же Газпром! Какие для него регламенты, это третья или какая там компания в мире, никаких регламентов! Это еще одна фундаментальная опасность, которая здесь выявилась: значит, мы делим всех на тех, для кого закон писан, и тех, для кого закон не писан. И кто же они - те, для кого он не писан? А те, оказывается, кто могут инвестировать миллиарды. Я не раз говорил, что все это сказка для полуидиотов - о том, что небоскреб останется один-одинешенек. Всякий, кто следит за градостроительными процессами на планете Земля, прекрасно знает: никогда небоскреб не остается в одиночестве, а обрастает братьями и сестрами.
   
   Я не архитектор, но я разделяю мнение Даянова, опубликованное не так давно тем же ДП, что никакой архитектуры в этой башне нет, есть компьютерная компиляция и все. Для профессионалов это очевидно.
   
   Нам постоянно приписывается позиция, которую никто из нас не занимает. Якобы мы против развития города. Так вот, это ложь. Каждый из нас по мере своих сил и каждый на своем участке работы этому развитию содействует. А вот то, что нам предлагают, - это как раз способ разрушить город.
   
   Надо понимать, что речь не идет о заседании Государственной Думы. И наш совет, и градсовет - это совещательные органы, они созданы для того, чтобы власть в своей политике могла опереться на мнение просвещенной общественности, специалистов. Но может и не опираться, может и игнорировать. Но что находится за пределами правил - это ложь. Вместо того, чтобы честно сказать: я, главный архитектор Санкт-Петербурга, наделенный соответствующими полномочиями, не разделяю мнения большинства своих коллег, а считаю так-то и так-то... Но он выбрал позицию малодушную, потому что он исказил правду и заявил, что его точка зрения разделяется большинством коллег. А это просто ложь. И мы ее сегодня опровергаем.
   
   Один из самых виртуозных чиновников в истории человечества кардинал Ришелье однажды сказал: "Дайте мне три фразы честного человека, и я выведу оттуда уголовный процесс и смертный приговор". При желании можно исказить любую мысль. Нам говорят: приглашаем вас в совет, который располагает ограниченными возможностями, с тем чтобы вы могли высказаться по тем вопросам, которые мы на этот совет будем выносить. Зная об этом, мы еще в бытность губернатора Яковлева создали наш независимый Общественный научно-экспертный совет по культурному наследию (ОНЭКС), который возобновит сейчас свою работу ввиду всех этих событий. Устраивать бунт во время этих заседаний можно - но не забудьте о том, что мы все разные, и редко у нас возникает такое монументальное единодушие, которое они спровоцировали своим безумным проектом. В нашем Совете по культурному наследию регламент предполагает голосование. Действительно, когда председатель не заинтересован в голосовании, он ловко этого избегает. Можно по этому поводу объявлять итальянские забастовки и т. д. Для нас гораздо важнее, чтобы представители свободной прессы могли написать - кто что высказывал и до какой степени итоговый документ, который формулирует председательствующий, соответствует тому, что там происходило.
   
   Председателем нашего совета является губернатор Матвиенко. Она вполне может подойти к микрофону и сказать: я всех вас выслушала, но я думаю иначе. И все. Мы сейчас обеспокоены тем, что нам приписывается точка зрения администрации, а мы ее в данном вопросе не разделяем.
   
   Градостроительный совет не может переизбрать Викторова, так же как наш Совет по наследию не может переизбрать своего председателя - Матвиенко или ее заместителя по руководству советом Веру Дементьеву. Единственное, на чем мы можем настаивать, коль скоро нас пригласили высказывать наше мнение, - чтобы оно отражалось адекватно. Вот еще одна дезинформация, содержащаяся в пресс-релизе "Газпром нефти", - "заседание Градостроительного совета стало завершающим в цикле общественных обсуждений", дальше перечисляется - где обсуждалось. В этом ряду стоит Совет по охране культурного наследия. Но это еще одна ложь. Нам устроили презентацию и сказали: сегодня мы ничего не обсуждаем. Однако спустя несколько дней общественности сообщается, что обсуждение состоялось.
   
   Если после нашей сегодняшней пресс-конференции в тех СМИ, которые опубликовали эту ложь (пресс-релиз "Газпром нефти"), не появится опровержение, то тогда мы, скорее всего, 4 июля примем решение о судебном преследовании за дезинформацию. Но в течение недели можно исправить положение, опубликовав правду о том, что происходило на самом деле на Градостроительном совете. Журналисты, как я понимаю, не сами придумали эту информацию, а взяли ее из пресс-релиза "Газпром нефти". СМИ ее растиражировали, некоторые попытались дать информацию более взвешенно. Естественно, мы будем прежде всего преследовать авторов этой дезинформации.
29.05.09(13:20) Экспертиза ВООПИиК: "Охта-центр" и панорамы Петербурга (фото)
01.04.09(14:39) ЗакС Петербурга поддержал снижение налогов для малого бизнеса
01.04.09(11:16) Правительство одобрило планировку "Охта-центра" в условиях строгой конспирации
12.03.09(13:15) "Охта-центру" благоволят приезжие и жители спальных районов
11.03.09(12:53) Осеевский: На стройплощадке "Охта-центра" ничего не строят
22.01.09(14:48) Юрий Митюрев: Чтобы построить "Охта-центр" выше 100 метров, придется пройти специальную публичную процедуру
20.01.09(13:21) Осеевский: Мы из "Охта-центра" выходим и полностью прекращаем его финансирование
13.01.09(11:16) ЗакС в среду официально передаст "Охта-центр" Газпрому
26.12.08(11:47) "Охта-центр" будет в 4 раза короче, но стоимость его не изменится
26.12.08(11:27) "Охта-центр" будут строить за счет Газпрома
15.12.08(18:31) Строительство "Охта-центра" может начаться в середине 2009 года
09.12.08(18:29) Миллеру поставили диагноз
09.12.08(12:08) Миллер пообещал построить "Охта-центр" на законных основаниях – превысив высотный регламент в 4 раза
04.12.08(19:06) Студент Политеха смастерил альтернативный проект "Охта-центра" и намерен показать его губернатору
04.12.08(18:07) Процесс "Петербуржцы против "Охта-центра" возобновляется
26.11.08(11:55) Сейсмологов не пустили на стройплощадку Охта-центра
25.11.08(15:52) Эксперт: Строительство "Охта-центра" потребует больше затрат, чем запланировано
25.11.08(14:42) "Охта-центр": Смольный сохраняет интригу вокруг финансирования проекта
21.11.08(17:50) В ПЗЗ предусмотрели лазейку для "Охта-центра"
18.11.08(13:45) Комиссия по городскому хозяйству: Максимальная высота в зоне строительства "Охта-центра" - 100 метров
Поиск


Реклама