http://www.gorzakaz.org

17 Декабрь 2018  06:26
08.08.12(17:07)

Игры в патриотов: Сергий Радонежскй Петербургу в 25 раз дороже победы в войне 1812 года


   На программу официальных мероприятий по празднованию победы в Отечественной войне 1812 года из бюджета Петербурга выделяется всего 5 миллионов рублей. На юбилей Сергия Радонежского – 127 миллионов. Издание попыталось разобраться в приоритетах Смольного.
   
   Миллиарды памяти аскета
   
   Никакого прямого отношения к Петербургу родившийся за четыре века до его основания Сергий Радонежский, понятное дело, иметь не может. Да и точная дата его появления на свет доподлинно не известна (различные источники называют 1315, 1318, 1319 и 1322 годы, РПЦ остановилась на 1314). Тем не менее, в Петербурге юбилей преподобного старца станет едва ли не главным событием ближайших трех лет. Подход и размах предстоящих торжеств заданы сверху. Прошлой осенью президент РФ (светского, напомним, государства, где по Конституции никакая религия не может быть государственной или обязательной, а все религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом) подписал указ "О праздновании 700-летия преподобного Сергия Радонежского". В рамках соответствующей целевой федеральной программы на официальные мероприятия выделяется 21 млрд рублей – то есть выходит примерно по миллиону долларов за каждый год, минувший с рождения известного своим аскетизмом монаха.
   
   Губернатор Георгий Полтавченко, во исполнение президентского указа, а также "с учетом особой роли личности преподобного Сергия Радонежского в истории Российского государства" подписал постановление о подготовке к празднованию в Петербурге. Был создан оргкомитет во главе с вице-губернатором Игорем Дивинским, куда вошли вице-губернатор Василий Кичеджи, руководители ряда комитетов - финансов, по экономическому развитию, промышленности и торговле, по культуре, печати и взаимодействию со СМИ, науке и высшей школы, как ни странно - образованию, КГИОП, а также четыре представителя РПЦ.
   
   Подготовка и проведение мероприятий растянутся с 2012 по 2014 год и обойдутся бюджету Петербурга в 127 миллионов рублей. При сопоставлении планируемых трат роль победы в Отечественной войне 1812-1814 выглядит куда скромнее – на эту юбилейную программу из городской казны выделяется всего 5 миллионов (напомним, только на церемонию возложения цветов к Медному всаднику в День города недавно отписали миллион). Наверное, малость суммы легко объяснить тем, что власти северной столицы до февраля нынешнего года вообще об участии Петербурга в госпрограмме юбилея-1812 не задумывались (пока о знаменательной дате не напомнили представители общественности), а выкраивать что-то из уже сверстанного бюджета затруднительно. Хотя нашли ведь возможность уже на нынешний, 1212 год, под Радонежского выделить 14 миллионов, заложить еще 55,5 млн на 2013-й и 57,5 млн – на 2014-й. Впрочем, ведь и празднование 200-летия победы в Отечественной войне продлится до 2014 года, а никаких решений о дальнейшем финансировании этой программы не принимается.
   
   Существенная часть бюджета "православной программы" пойдет на реставрацию двух храмов в составе Свято-Троицкой Сергиевой приморской пустыни в Стрельне - церквей преподобного Сергия Радонежского и Георгия Богослова (56 млн и 28,5 млн соответственно). Эта статья едва ли вызовет шквал возражений – памятники архитектуры, национальное достояние, на возрождение произведений архитекторов Горностаева и Штакеншнейдера можно и потратиться. Хотя есть у нас объекты культурного наследия и в более плачевном состоянии, нуждающиеся в экстренной помощи, да и непосредственные пользователи могли бы, наверное, подзатянуть поясок на рясах.
   
   Вызывает вопросы другое – как со статусом светского государства сопрягается выделение 3,5 бюджетных миллионов "на изготовление печатной продукции для детей, посвященной преподобному Сергию Радонежскому". Среди какой возрастной категории, где и как собираются эту продукцию распространять – по школам, детским садам, яслям или каким другим дошкольным и образовательным учреждениям, где любая пропаганда (в том числе религиозная) запрещена? Намерены ли предварительно выпытывать у детей, в кого или во что они веруют, спрашивать разрешения у родителей – или одарят всех, поголовно-принудительно? И как быть с душевными травмами, нанесенными обделенным ребятишкам иной веры, не получившим своих книжек про Салмана аль-Фариси или Рабейна Моше бен Маймона?
   
   Взрослым (без всякого тебе рассчитайсь на эллинов-иудеев-агностиков) тоже достанется: еще 10 миллионов бюджетных рублей отпускается на юбилейное издание акафиста и жития преподобного Сергия Радонежского, 1 миллион – на создание посвященного ему научно-популярного видеофильма.
   
   "Гром победы" играть piano – дом разваливается
   
   На минувшей неделе был дан официальный старт петербургской программе 1812. Открытие приурочили к годовщине победы у деревни Клястицы, сорвавшей наполеоновские планы вступления в российскую столицу. Отслужили панихиду по погибшим, на Волковском кладбище возложили венки генерал-фельдмаршалу И.И. Дибичу-Забалканскому и генерал-лейтенанту Ф.Ф. Довре, в Эрмитаже представили картину Петера Хессе "Клястицкое сражение", сопроводив презентацию торжественным выносом штандартов русской армии. В Павловском "Павильоне роз" (где торжественно встречали императора-победителя Александра I) для узкого круга приглашенных сыграл симфонический оркестр. Репродукциями портретов из эрмитажной галереи героев 1812 года отметили дома, где те проживали (№ 76 и 70 по Невскому проспекту – связанные, соответственно, с именами Довре и Сухозанета), растяжку с воспроизведенным фрагментом упомянутого полотна Хессе разместили на здании Павловских казарм, снабдив патетической надписью: "Город, помни! Мужеством Павловских гренадер не сдали тебя врагу!".
   
   Нынче сами Павловские казармы сданы братьям Зингаревичам, где те намереваются обустроить фешенебельный отель с видом на Марсово поле. Проекты такого рода у нас обычно не обходятся без того, чтобы выпотрошить подлинное содержимое, снести дворовые корпуса, учинить атриум и надстроить какой-нибудь остекленный мансардный этаж. Последние два пункта присутствуют и в созданном по сочиненному стройкомитетом заданию проекте реконструкции дома Сухозанета (он же – Дом журналиста). На его дверях тоже прикрепили репродукцию генеральского портрета мастерской Доу и повесили венок, воспринимаемый – в свете уготованных федеральному памятнику преобразований – как надгробный.
   
   Под раздачу портретов еще не попал дом Кутузова (№ 30 по одноименной набережной, где великий полководец жил 14 лет) – место, куда могли бы прилепить изображение фельдмаршала, пока занимает от руки написанное объявление: "Не хлопайте дверью. Дом разваливается". В юбилейный год жители справят свою скромную дату: трехлетие переписки с чиновниками, которых тщетно призывают решить вопрос с ремонтом осыпающегося фасада и лестничной клетки.
   
   По-прежнему в опасности дом Лермонтова на Садовой улице и разоренные-заброшенные московским владельцем казармы Морского Гвардейского Экипажа на пр. Римского-Корсакова, не слышно ни звука из Смольного и в защиту Военно-медицинской академии – все эти адреса остаются вне зоны внимания чиновников, произносящих патриотические речи на юбилейных мероприятиях.
   
   Сосланный памятник
   
   В позорном изгнании на задворках ВМА остается и памятник баронету Якову Виллие – служившему России верой и правдой шотландцу, организатору военно-медицинского дела в нашей стране, в 1812-м ставшему главным медиком действующей армии, выполнившему сотни операций на Бородинском поле и завещавшему все свои сбережения на развитие российской медицины и устройство клиники. В 1948-м, в разгар борьбы с космополитизмом, баронета с неблагонадежным именем Яков объявят "ярким оруженосцем внешней политики Великобритании, направленной против русского народа, всю жизнь преследовавшим русских врачей и тормозившего развитие нашей национальной медицины". Бронзового Виллие уберут от главного входа и сошлют с глаз долой, во внутренний двор.
   
   Три года назад два петербуржца – предприниматель Анатолий Боклер и художник по металлу Борис Качалов на собственные средства выкупили украденный вандалами барельеф с постамента этого памятника, увидев, как в пункте приема цветных металлов пытаются сбыть бронзовую доску с рельефным изображением сюжета "Заседание совета медико-хирургической академии под председательством Якова Виллие". Борис Качалов восстановил поврежденный барельеф, после чего спасители передали его в Музей городской скульптуры. Принимая этот дар, директор музея Владимир Тимофеев сказал тогда: "Мы благодарны этим людям за то, что они оказались истинными петербуржцами. Всегда приятно, когда варварству и дикости противостоит неравнодушие и порядочность". Интересно, какие из этих качеств проявят сегодня те, от кого зависит восстановление справедливости в отношении Якова Виллие?
   
   С 2008 года тянется история с установкой памятника генералу Петру Багратиону. Скульптор Ян Нейман, победивший в конкурсе, завершил работу над монументом. Определено и место – сквер за ТЮЗом (ранее - территория Семеновского плаца, вокруг которого располагались казармы лейб-гвардии Егерского полка, шефом которого Багратион был на протяжении 12 лет).
   
   Еще в феврале было решено открыть памятник в годовщину Бородинского сражения, 7 сентября. Однако до сих пор необходимое постановление так и не выпущено, а без него невозможно приступить к работам по закладке фундамента, которому необходимо еще и "отстояться" какое-то время.
   
   Зовут живых
   
   Отрадно, что завершились успехом поиски мест захоронений нескольких героев той войны. Как рассказал директор департамента КГИОП Иван Шаховской, к июлю удалось установить точное местоположение могилы генерала Сухозанета на Тихвинском кладбище Александро-Невской лавры (она оказалась "утеряна" в 30-е годы, при создании некрополя мастеров искусств, и вот теперь была обнаружена - под сторожевой будкой при входе). Из захоронений тех, кто сражался при Клястицах и был предан земле в Петербурге, сохранилось лишь надгробие генерал-фельдмаршала Ивана Дибича-Забалканского, одного из четырех полных Георгиевских кавалеров всех степеней – на Волковском лютеранском кладбище. Здесь же был похоронен его соратник генерал Федор Довре, но точное местоположение его могилы пока остается неизвестным. Всего же, по данным Ивана Шаховского, в Петербурге выявлено 161 захоронение героев войны 1812 года, из них на лаврских кладбищах - 42 , Волковском – 26, на Смоленских православном и лютеранском – 22, остальные - на Большеохтинском и погостах Кронштадта, Царского Села, Петропавловского собора.
   
   По всей видимости, общий итог сопоставим с числом тех могил, что считаются утраченными безвозвратно. В таких случаях эксперты предлагают устанавливать на погостах кенотафы с перечислением имен тех, кто был здесь похоронен. Настоятель Петропавловского собора игумен Александр (Федоров) говорит и о допустимости установки досок с такими перечнями имен на стенах кладбищенских храмов.
   
   Но и среди сохранившихся захоронений почти все нуждаются в безотлагательной реставрации.
   
   К сожалению, так и не сдвинулось с мертвой точки дело о достойном перезахоронении праха генерала Фока и создании приличествующего мемориала (его надгробие было обнаружено в подвале частного дома), хотя руководство КГИОП и заверяло в безусловной и всемерной своей поддержке.
   
   Можно до исступления спорить о путях нравственного возрождения, но пока остается в запустении хоть одна могила павшего в боях героя, пока разрушаются подлинные памятники, уничтожаются или уродуются современными переделками дома, хранящие живую память, - никого не спасет тиражирование акафистов.
   
   Татьяна Лиханова
Поиск


Реклама