http://www.gorzakaz.org

15 Июль 2020  10:09
22.04.10(17:22)

Мангушев: "Вторжение в исторический Петербург оправдывает только жизненная необходимость"


   Воссозданная в Петербурге экспертно-консультационная комиссия по фундаментам и подземным сооружениям при правительстве Петербурга должна возложить на себя миссию разработки нормативно-законодательной базы безопасности строительства — и прежде всего в центре города. Любое вмешательство в историческую среду вызывает осадку окружающей застройки вплоть до ее утраты — строительную деятельность там необходимо минимизировать, подчеркивает член комиссии, профессор, заведующий кафедрой "Геотехника" ГАСУ, доктор технических наук Рашид Мангушев.
   
   
    — В Петербурге воссоздана экспертно-консультационная комиссия по фундаментам и подземным сооружениям при городском правительстве. Какой видится роль этого органа?
   
   — Комиссия не должна размениваться по мелочам. В ее работе необходимо сосредоточиться на системном подходе к освоению подземного пространства, созданию нормативной базы. На сегодня в этой сфере много белых пятен. Например, не закреплено, кто является собственником подземного пространства глубиной до 5 м. Кто должен принимать решение? Принадлежность подземного пространства юридически не оформлена.
   
   Нормативно-законодательная база должна обеспечить безопасность окружающей застройки. Мы потеряли уже много исторических зданий вследствие соседнего строительства.
   
   В Петербурге применяются все существующие в мире технологии щадящего строительства. Однако если все делать как положено, не экономить, то строительство будет очень дорогим. Выбор правильной технологии — не то же самое, что ее правильное применение. Инвестору следует понять: в Петербурге строить хорошо и дешево не получится. К тому же зарубежные технологии требуют адаптации исходя из конкретной геологии места, текучести грунтов под воздействием внешних сил. Нужно выверять каждый шаг. Мы это проходим на строительстве второй сцены Мариинского театра. Несмотря на тщательность проработки новой концепции устройства подземной части ГАМТ, щадящие методы производства работ, полностью исключить дополнительные осадки соседних зданий не удалось — такова специфика наших грунтов. Тем не менее мониторинг и научно-техническое сопровождение строительства позволили принять меры по закреплению грунтов оснований этих зданий, и в настоящее время их осадки полностью остановлены, а сами здания будут дополнительно пересажены на сваи усиления, что полностью исключит их развитие во времени. Это очень дорого стоит заказчику.
   
   — Выбор технологии зависит от квалификации застройщика, финансов инвестора. Как можно обезопасить окружающую застройку от их ошибок или экономии?
   
   — Прежде всего необходимо законодательно прописать ответственность за последствия строительства. Много лет ведутся разговоры о необходимости страхования строительства в пользу третьих лиц, но воз и ныне там.
   
   Кроме того, необходимо юридически определиться с границами подземного пространства, чтобы не было белых пятен. Этот вопрос тоже чрезвычайно важен с точки зрения ответственности сторон.
   
   Заморозить развитие городов невозможно, нужны инвестиции, но они не должны диктовать правила игры. В Европе деятельность инвесторов контролируется чиновниками. Так, строительство в центре Амстердама ведется под пристальным наблюдением, а иногда и при участии государственных и муниципальных властей. Там развитие города не отдается на откуп инвесторам. В Петербурге, увы, сегодня все пущено на самотек, безнаказанно разрушается исторический город. Аппетиты у инвестора до кризиса росли на глазах, правда экономический спад их поубавил, отказались от многих масштабных проектов с большими объемами подземного строительства. Нам на экспертизу принесли проект подземного паркинга на Конюшенной площади. В первоначальном варианте, до кризиса, инвестор замахнулся на четыре подземных этажа, сегодня в проекте — один этаж. Это реально, будем серьезно рассматривать. Нужно спокойнее осваивать подземное пространство.
   
   — Вы известны как сторонник умеренного строительства в историческом центре, вплоть до его замораживания. Чем руководствуетесь? Казалось бы, должна быть заинтересованность в заказах инвесторов.
   
   — У нас есть данные по обследованию исторических фундаментов. Они демонстрируют, что более 60% фундаментов, согласно нашим СНиПам, перегружено изначально при строительстве. В результате этого в процессе эксплуатации здание накапливает деформации. Соседнее строительство неизбежно вызовет дополнительные осадки. Весь мой практический опыт говорит — абсолютно безопасных технологий строительства не существует в природе.
   
   Соседние дома будут на себе испытывать как минимум вибрацию, передающуюся по грунтам. И этого может быть достаточно, чтобы привести к аварийности здания или даже к его обрушению, так как подстилающие породы находятся в том состоянии, когда достаточно легкого воздействия извне, чтобы студень превратился в текучий грунт.
   
   В центре Петербурга слабые грунты залегают до глубины 40–70 м. Любые строительные работы ведут к осадкам окружающих домов и появлению трещин. Пример этому мы встречаем на каждом шагу. Если мы хотим сохранить наследие, сознаем свою ответственность перед потомками, то должны избегать новостроя и подземного строительства. Вторгаться в историческую среду допустимо, если это жизненно необходимо, например при строительстве развязок. В Стокгольме даже транспорт из центра убрали, только велосипеды остались.
   
   Безвозвратно терять свою каменную летопись ради очередного бизнес-центра и торгового-развлекательного комплекса, бутика или той же подземной парковки (которая транспортной проблемы не решит) непозволительно. Считаю, следует разработать "глубинный" документ, аналогичный закону о режимах охранных зон, который бы ввел районирование подземного пространства и определил, где и как можно строить. Выделить в нем область, где на подземное строительство следует ввести вето, где ограничить вмешательство, чтобы уберечь наиболее ценные памятники архитектуры. Разработкой таких документов и должны заниматься члены комиссии по фундаментам.
   
   — Вы готовите к выпуску книгу, один из ее разделов посвящен историческим фундаментам. О чем говорит история?
   
   — Несмотря на молодость Петербурга, многие его здания находятся в неудовлетворительном состоянии: перекос конструкций, в стенах и других несущих элементах трещины, нарушена гидроизоляция, засоренный дренаж. Причин этого много: как изначальный перегруз фундаментов, так и дальнейшая эксплуатация. Со временем изменяется уровень грунтовых вод, особенно в зоне влияния подземного строительства. Эти колебания губительно сказываются на состоянии исторических деревянных свай.
   
   Именно поэтому вторгаться в историческую зону нужно только при большой необходимости и очень осторожно. Даже приспособление зданий под современные функции требует деликатности и продуманности действий.
   
   Книга написана в соавторстве с Анатолием Осокиным. В ней мы впервые сделали попытку систематизировать материалы обследования оснований и фундаментов некоторых известных зданий Петербурга за последние 50 лет. Книг об одном из красивейших городов мира много. Но в том, что касается подробного описания подземной части зданий, эти сведения не получили должного оформления.
   
   — Подготовка к празднованию 300-летия пополнила эту копилку значительно?
   
   — Конечно. Нами и моими коллегами были обследованы такие исторические памятники, как Ростральные колонны, здания Сената, Петропавловская крепость, ограда Летнего сада и многие другие. Материалы по этим объектам частично вошли в книгу.
   
   
   Беседовала Ирина Кравцова
   
Поиск


Реклама