http://www.gorzakaz.org

09 Апрель 2020  20:20
29.01.10(12:14)

ФАС: кризис ожесточил борьбу за госзаказ


   Управление Федеральной антимонопольной службы по Санкт-Петербургу подвело итоги работы за 2009 год. Из 2,3 тысячи рассмотренных жалоб свыше 1,5 тысяч касались нарушения законодательства о размещении заказов, что в 2,2 раза больше, чем в 2008 году. Число выявленных в результате проверок нарушений в сфере закупок в 1,4 раза превысило показатель 2008 года и составило 729 случаев.
   
   О том, с чем связан этот всплеск и как антимонопольное ведомство оценивает последние изменения в системе госзаказа, Горзаказ.орг попросил рассказать главу УФАС Санкт-Петербурга Олега Коломийченко.
   
   — Олег Васильевич, чем обусловлен такой серьезный всплеск жалоб в ФАС на нарушение законодательства о закупках?
   
   — В условиях кризиса единственный стабильный источник финансовых ресурсов — бюджеты всех уровней, и борьба за эти ресурсы весь год шла очень жестко. В том числе и с нарушением законодательства. Многие фирмы — большие и маленькие — начали делать деньги на участии в конкурсах. Не из стремления получить подряд, а чтобы не дать опустить цену закупки и поделить разницу, обеспечить кого-то своего через срыв заказов. То есть, с одной стороны, борьба, а с другой — люди начали делать бизнес игрой на нюансах закона.
   
   Дополнительной работой нас обеспечил Михаил Эдуардович Осеевский, который подписал письмо о том, что если цена контракта снижается менее чем на 5%, то это верный признак картельного сговора и согласованных действий подрядчиков. И заказчики обязаны были направлять нам жалобы на нарушение статьи 11 закона "О защите конкуренции".
   
   Если говорить о жалобах на самих заказчиков, то статистики по конкретным ведомствам у нас нет, но могу сказать, что на федеральные структуры было подано около 60% всех жалоб, на городских распорядителей — порядка 35% и оставшиеся 5% — на муниципальных заказчиков. Основная претензия — чрезмерные требования для участников конкурсов: лицензии, дополнительные справки и т. д. Например, для строительства дороги зачем-то требуют лицензию на вывоз радиоактивных отходов.
   
   Стоит отметить, что число обращений и жалоб возросло в том числе и из-за изменений, внесенных в закон о закупках. Напомню, что в 2009 году 94-ФЗ изменялся десять раз, а с момента его введения в действие документ претерпел 19 корректировок. Представители бизнеса и заказчики не всегда учитывают в своей документации и процедурах эти изменения, поэтому и возникает дополнительное поле для претензий.
   
   — Очередные изменения федерального закона о госзакупках наделили функциями заказчика бюджетные учреждения. Ожидается ли в связи с этим новый всплеск нарушений?
   
   — Не думаю, что нарушений будет больше. Есть люди, которые специализируются на проведении торгов. Существует бизнес вокруг данных мероприятий, и тот, кто делает этот бизнес, скорее всего, связан с теми, кто организует торги.
   
   А если закупки будет проводить директор школы, у него нет доходов, чтобы оплачивать штрафы. К примеру, ему надо отремонтировать спортзал. Он может, конечно, договориться с подрядчиком и получить откат, но после нашей проверки ему придется заплатить аналогичную сумму штрафа. Да и скандал поднимется.
   
   — А как в принципе можно оценить данное нововведение?
   
   — Я считаю, что скорее минус. Потому что люди будут отвлекаться от своей основной работы. Руководители бюджетных учреждений не готовы профессионально заниматься закупками. Лучше бы, чтобы это делали специализированные структуры.
   
   — В течение нынешнего года все федеральные закупки предполагается сделать электронными. Основная часть регионального заказа должна перейти на электронную форму с 2011 года. Насколько необходима тотальная электронизация торгов и так ли хороша эта форма размещения госзаказа?
   
   — Все зависит от того, какие именно закупки будут осуществляться посредством электронных аукционов. Некоторые, безусловно, надо отправлять на электронные площадки, а некоторые, более сложные, наверное, не стоит — необходим более тщательный отбор поставщиков или исполнителей.
   
   Один из сотрудников ФАС, отвечающий за госзаказ, недавно пытался что-то закупить на электронной площадке, но не смог на нее попасть — какая-то там кнопка не работала. Такие сбои могут быть. И хакеры российские достаточно сильные. Но думаю, что в конце концов это обкатается.
   
   — Вы уже отметили, что в нормативную базу, регулирующую госзаказ, внесено много поправок. Стал ли закон оптимален, или его надо править и дальше?
   
   — Любое изменение законодательной базы всегда усложняет работу антимонопольных органов. Во-первых, нам самим надо освоить эти изменения. Во-вторых, их должны прочувствовать заказчики и представители бизнеса. Но, несмотря на это, могу сказать, что закон о госзакупках по-прежнему нуждается в доработке.
   
   К нему есть претензии относительно квалификации участников аукционов. В нем до сих пор нет различий между крупными заказами и мелкими. А на мой взгляд, заказы, условно говоря, от 500 млн рублей должны обладать более жесткими квалификационными требованиями, чем заказы на меньшую сумму.
   
   Есть претензии и по поводу оформления и предоставления жалоб в ФАС. Я очень обеспокоен тем, что существует возможность загружать нас работой, за которой ничего не стоит: любой, кто пожелает, может написать жалобу, и мы начинаем работать, а потом выясняется, что там ничего нет.
   
   — В связи с этим вас, по всей видимости, должно радовать положение о том, что жалобы на действия оператора электронных площадок будет рассматривать только центральный аппарат ФАС России?
   
   — Совершенно верно. У меня здесь позиция как у опытного солдата: поближе к кухне, подальше от начальства. У нас очень много работы, поэтому еще дополнительные проблемы нам не нужны.
   
   
   Подготовил Егор Наймушин
   
Поиск


Реклама