http://www.gorzakaz.org

09 Апрель 2020  20:07
28.10.09(18:18)

Эксперты о ремонте кабинета в КГА: "Это стопроцентный новодел, который будет стоить избыточно больших денег"


   Планируемый комитетом по градостроительству и архитектуре ремонт одного из помещений, в котором, как предполагается, будут проходить заседания Градостроительного совета, вызвал сдержанную реакцию у самих членов совета, как нынешних, так и бывших. Обоснованность выделения 21 млн рублей на оборудование и интерьеры новых апартаментов, по-видимому, сможет объяснить только лицо, подписавшее смету, и соответствующих разъяснений мы ожидаем от главы КГА.
   
   Напомним, что в материале "Градостроители Петербурга не будут экономить на респектабельности" речь шла о ремонтных работах и техническом оснащении одного из помещений КГА на сумму 21 млн рублей. Как сообщалось, в этом помещении планируется проведение заседаний Градостроительного совета, семинаров и конференций.
   
   При этом в пресс-службе КГА всю ответственность за ремонт переложили на плечи другого комитета Смольного — КГИОП. Так, пресс-секретарь КГА заявила, что "объект ремонта является памятником и находится под охраной КГИОП ввиду наличия уникальных архитектурных деталей XIX века. Соответственно в ходе ремонтных работ в данном здании учитываются требования Законодательства об охране памятников по многим позициям, в том числе по выбору осветительных приборов".
   
   Впрочем, комментарии градостроителей, несмотря на отсутствие однозначных оценок, дают наглядное представление об эстетических вкусах авторов дорогостоящего проекта. Приводим некоторые из мнений.
   
   
   Заслуженный художник РФ, профессор Российской академии художеств, директор Института искусств СПбГУ, главный художник города в 1995-2005 годах, экс-член Градостроительного совета Санкт-Петербурга Иван Уралов:
   
   — В помещении, где проходят заседания Градостроительного совета, я не был около года. Там нормальная современная офисная мебель, дорогие офисные столы для секретарей. Этой мебели лет шесть-семь. Темно-зеленые и бордовые мягкие стулья. Мне кажется, не очень красивые. Но они не были какими-то истрепанными или ужасными. Я в этом зале проработал одну шестую часть своей жизни. Я его люблю. Он стал частью моей жизни.
   
   То, что уцелело огромное здание, выстроенное в 1828-1834 годах по проекту Росси, и то, что кое-где осталась даже старая настоящая мебель времен Росси — само по себе совершенно великолепно. Всего в этом здании сохранилось несколько кабинетов, залов, вестибюлей и лестниц, которые соответствуют тому времени. А многое, конечно, изменилось, приняло эстетику поздних времен, весьма малообоснованную.
   
   Это и коридор, который ведет из зала. Он странный: и не офисный, и не XIX века, а напоминающий какие-то упражнения художественного фонда советских времен. Но дело не в этом. Сам зал и кабинеты к нему прилегающие — несомненно, большая ценность.
   
   Очень хотелось бы, чтобы эти помещения сохранились за КГА. Потому что такой город, как наш, на мой взгляд, обязан ряд важных комитетов (по культуре, по градостроительству) селить в знаковых помещениях — во дворцах, в особняках. В таких местах, где хочется застегнуться на все пуговицы и вести себя соответственно. Но я боюсь, что однажды КГА оттуда выселят. Такие разговоры шли, и не раз. Я бы хотел надеяться, что этот ремонт будет не для какой-то другой структуры, а все-таки для КГА. Это первое.
   
   Второе — общее впечатление от этих интерьеров. Я никогда не работал в КГИОП. Я не знаю, что думает на эту тему охрана памятников. Но на мой взгляд, эти помещения находятся в приличном состоянии.
   
   Я думаю, что где-нибудь в Италии даже гордились бы такой легкой поношенностью. Печатью времени, припыленностью, чем-то настоящим. Мы, к сожалению, не итальянцы, и позволяем себе золото вызолотить до бешеного блеска, мрамор отполировать и создать такое ощущение, как будто все сделали вчера. Итальянцы так не делают. А Петербург — город, который во многом построили итальянцы. Эта эстетика, мне кажется, нам все-таки должна быть присуща.
   
   Третье — необходимость ремонта. Честно скажу: не знаю, нужен там ремонт или не нужен. Но по-моему, можно было бы немножко и повременить. Особенно в какие-то кризисные времена.
   
   Если все сводится к тому, что нужно просто создать пафосное место, где будут проходить заседания Градостроительного совета — одно дело. Если это попытка создать себе некий комфорт — другое.
   
   Суммы, которые запрашиваются, весьма высокие. Я думаю, что эту проблему в Европе решили бы совсем иначе. Они бы, возможно, действительно слегка привели в порядок зал и сохранили бы пыль веков. А мебель, скорее всего, приобрели бы суперсовременную и легкую.
   
   Это был бы такой хай-тек, который просто бы складировался, был бы очень легок в перемещении. Так делаются современные конгресс-центры, которые могут находиться и в старинных зданиях, и в современных. Мебель выполняла бы роль некоего идеального слуги, которого не видно, который выполняет свою функцию, но не надоедает своим присутствием. Власти во всем мире очень аккуратно и осторожно тратят деньги.
   
   У нас же, видимо, собираются купить мебель а-ля Росси — с золочением, бархатом и т.д. Это тоже, наверное, возможно. Но нужно все-таки не забывать, что это будет стопроцентный новодел, который будет стоить избыточно больших денег. В чем смысл: купить ненастоящую дворцовую мебель, которая не подлинная, а является продуктом производства тех же итальянских, французских и еще каких-нибудь фабрик? Она все равно уже ненастоящая, поддельная, все равно напоминает что-то новорусское. Это плохо.
   
   Если же этот зал хотят превратить в зал заседаний Государственного совета, почти в музей, — наверное, это тоже обсуждаемо, тоже возможно. Но стоит ли? Это значит мебель должна стоять там постоянно.
   
   А сделать все это для того чтобы 70 человек село на золоченые стулья с бархатом, из красного дерева, — мне кажется, избыточно. Можно современнее и скромнее. Стулья могут быть вообще прозрачные. Даже складные. Легкие, изящные. Я бы сделал так. Но может быть, мы будем по-прежнему изучать проекты на бумажных планшетах, но сидеть в креслах а-ля Росси. Мне кажется, что это неправильно.
   
   
   Архитектор, руководитель ООО "Архитектурная мастерская "Студия-44", член Градостроительного совета Санкт-Петербурга Никита Явейн:
   
   — Последнее заседание Градостроительного совета состоялось 23 октября. Оно проходило в здании КГА на площади Ломоносова, 2, в помещении, которое называется Белый зал. Обычно там всегда проходят заседания. Иногда — в зале инвестиционного комитета. Тот зал еще красивее и удобнее. Он недавно был отремонтирован.
   
   Я не в курсе ремонта, который сейчас намечается в здании КГА. Но его ремонтируют как-то подозрительно часто.
   
   
   Завсекцией градостроительства Санкт-Петербургского союза архитекторов, академик архитектуры РААСН, академик МААМ, профессор, член Градостроительного совета Санкт-Петербурга, главный архитектор города с 1983 по 1991 год Сергей Соколов:
   
   — Я считаю, что это не помещение для Градостроительного совета, это приемная министра просвещения Российской империи, где находились кабинеты министра просвещения Российской империи и его заместителей. Может быть, приобретение этой мебели — попытка воссоздания утраченной. Здание на площади Ломоносова, 2, — памятник архитектуры. В принципе, все расходы из госбюджета по реконструкции и реставрации памятников истории и культуры находятся под контролем КГИОП. Если КГИОП в этом участвует, то у них есть сметчик, который оценивает стоимость работ.
   
   Я являюсь членом Градсовета и посетителем этих помещений. Мое мнение для определения затрат не имеет никакого значения, тем более легитимного.
   
   Я работаю как член Градсовета только в Белом зале, в остальных помещениях бываю очень редко. Считаю, что Белый зал подлежит реставрации. Но в каком объеме — это дело тонкое. Я специально не задавался данным вопросом.
   
   Записала Нина Петлянова
Поиск


Реклама