http://www.gorzakaz.org

15 Июль 2020  11:55
30.04.09(18:40)

Александр Ольховский: Мы собираем компромат на ФЗ-94


   На минувшей неделе премьер-министр Российской Федерации Владимир Путин встретился с представителями малого бизнеса, после чего сделал ряд предложений по поддержке этой сферы экономики, в том числе и за счет государственного заказа. Оценить их Горзаказ.Орг попросил председателя комиссии по промышленности, экономике и собственности петербургского ЗакСа Александра Ольховского.
   
   - Недавно заместитель министра экономического развития РФ Анна Попова сообщила, что министерство выпустило нормативный акт, устанавливающий перечень продукции, которая в обязательном порядке в определенной доле должна предусматривать размещение государственных закупок среди малого бизнеса. Как вы можете оценить такую инициативу министерства?
   - То, что есть некое нормирование участия малого бизнеса в горзаказе, наверное, это попытка достучаться до многих руководителей регионов, чтобы они больше уделяли внимание собственному малому и среднему бизнесу, а не закупали бы бездумно товары и услуги в Москве или других регионах. Для Петербурга это некритично, так как у нас доля участия малого и среднего бизнеса в горзаказе достаточно высокая – за 60 % зашкаливает. Поэтому для нас это пройденный этап.
   
   - Что это реально даёт малому бизнесу?
   Я отношусь к этому как, скажем так, к эмоционально правильному решению чисто в воспитательных целях. Я всегда был убежден, что любая закупка должна иметь не только ценовые и качественные показатели. Конечно, любыми средствами покупать у малого бизнеса некачественный продукт это неправильно. Думаю, что это ориентир для региональных властей поднимать уровень малого бизнеса до такого уровня, чтобы его предложения были конкурентоспособны.
   
   - Насколько это имеет отношение к кризису?
   Если и имеет, то косвенное. Кризис сложное комплексное явление и решать проблемы невозможно, только поднимая малый или какой-то иной бизнес. Мы уже давно говорили о том, что малый бизнес имеет большую устойчивость в условиях кризиса.
   
   Сама мера ничего не решает. Во всех делах главную роль играют люди. Если эта мера повлияет на глав регионов с тем, чтобы они занялись реальной поддержкой малого и среднего бизнеса – это сыграет свою роль. Но это не лозунг на потребу дня – это эффективная работа государства. Например, субсидии в наши четыре крупнейших сельхозпредприятия Петербурга при вложении 1 рубля дают отдачу в 1 рубль 30 копеек в виде налогов. Это 30 процентов эффективности! Это еще и рабочие места…
   
   - Анна Попова также рассказала, что министерство будет требовать от крупных заказчиков неукоснительного исполнения норм распределения госзаказа, которые требуют участия малого бизнеса от 10 до 20 %. Как вы можете прокомментировать данную информацию? На ваш взгляд, доля от 10 до 20 % мала или велика для малого бизнеса?
   
   - Это как в старом анекдоте: три волоса – это много или мало? Если на голове - то мало, если в супе - то много. Для нашего города это, конечно, позавчерашний день. Для ряда районов, где производящий бизнес умер, это может быть очень большая нагрузка. Но, думаю, малый бизнес должен быть инкорпорирован в крупные производственные цепочки. Если малый бизнес и его поддержка будет самоцелью, то это мало что решит, а вот если это будет поддержка малого бизнеса как элемент для подъема крупного бизнеса, то это задача правильная.
   
   - А не захочет ли город в связи с предложениями федерального правительства уйти от этих цифр – свыше 60 %?
   - Можно, конечно, предполагать, что наверху сидят люди, лишенные здравого смысла, но, скорее всего, это не так. Я думаю, что в городе просто скажут, что мы эти ваши критерии уже давно перешли и нам экономически невыгодно возвращаться к 20, и согласуем с федеральным правительством эти проценты.
   
   - Вообще как вы можете оценить эти цифры? Насколько они соответствуют действительности?
   - Я не могу говорить иные цифры, чем те, которые звучат официально. У меня лично нет других цифр ни от профсоюзов, ни от экспертного сообщества, ни от аналитиков.
   
   - Каковы, на ваш взгляд, реальные проблемы, с которыми сталкивается малый бизнес при участии в госзакупках? Прилагают ли власти какие-то меры для решения этих проблем? Есть ли у вас собственные рецепты-предложения по устранению препятствий для малого бизнеса при участии в госзакупках?
   - Существует ряд вопросов, которые относятся к процедуре исполнения 94-ФЗ о госзакупках. К тому же этот закон уже извращен за годы его использования. Если говорить о процедурах, то, к сожалению, при вступлении в тендер необходимо подготовить очень большое количество документов. Это для малого бизнеса, тем более для тех, кто только вступает в бизнес, достаточно большая проблема.
   С другой стороны. малый бизнес является в каком-то смысле головной болью для городских властей. Непонятно, способен ли предприниматель или фирма выполнить данную работу. Не кинет ли, как говорят на сленге? Готовы ли они выполнить его с экономической точки зрения?
   
   По второй части – проблемы 94-ФЗ уже настолько всем хорошо известны, подчеркнуты и оцифрованы, что сейчас малый бизнес, понимая все эти проблемы, приходит к заказчику с одним вопросом: "что нужно сделать, чтобы этот тендер выиграть?". И получает ответ не о том, что нужно предложить, скажем, наименьшую цену, а ответ несколько иного свойства…
   
   У заказчиков уже сложились некие группы исполнителей, которые постоянно работают с ними и исполняют городской заказ. И пробиться в этот круг новому предприятию крайне сложно. Скажем, районная администрация уже привыкла работать с конкретным кругом фирм, знает их свойства, знает, что от них нужно ждать. А от новой чего нужно ждать – рассуждают они – какие риски в случае невыполнения работ или нарушения сроков…
   
   - Не будем лукавить, но эти привилегированные фирмы имеют некие специфические формы взаимоотношений с властью…
   - Ну есть, конечно. и это.
   
   - Что делает город для решения проблем, связанных с 94-ФЗ?
   - Делает ли город в целом – не знаю. Наша комиссия сейчас, ее экспертный совет, разрабатывает предложения по изменению этого федерального закона. У нас уже прошло одно заседание комиссии, которое было посвящено "сбору компромата" на 94-ФЗ и сбору предложений от тех людей, которые пострадали от этого закона. Создали сайт, посвященный этому вопросу. Что же касается антикризисного плана, представленного правительством, то там есть две строки, посвященные этому закону.
   
   - Что это две строки?
   - Например, это вопросы представления приоритетов для региональных предприятий по процедурам размещения заказов, как у единственного источника. Грубо говоря, если в регионе есть только один производитель данного товара, а в соседнем регионе есть другой, то предлагается предпочтение делать для регионального производителя. Вторая новация, которую предлагает город, – это внесение изменений в закон, согласно которым регион вправе самостоятельно выбирать форму заключения договоров с исполнителем – будет ли это конкурс, аукцион или закупка у единственного заказчика, а также выбирать систему конкурсного отбора.
   
   Если по первой части я допускаю, что это мера правильная, то второе предложение у меня вызывает очень большие сомнения. Так как если мы отдаем эту процедуру на откуп исполнительной власти, то, естественно, понятно, какой способ будет выбран подрядчиком – у единственного заказчика.
   
   - А какие есть предложения у вас, у комиссии по промышленности ЗакСа?
   - Я сейчас не могу озвучить свои наработки. Экспертный совет работает и готовит данные поправки. Сегодня, если мы объявляем тендер и побеждает при равной цене представитель из другого региона, то деньги уйдут туда. Пусть у нашего производителя цена будет на 10 % больше, чем у соседей, но если мы разместим заказ у нас, то это будет и сохранение рабочих мест и дополнительные налоги именно в наш бюджет. Пусть будет дороже, но мы не будем тратиться на пособие по безработице и получим доход.
   
   - Мы не вернемся в прошлое, когда колбасу мы покупали по паспорту в своих регионах и только?
   - Это, конечно, нехорошее решение, но с точки зрения экономии это вынужденная мера. Хотя она и противоречит федеральному закону.
   
   - Премьер-министр России Владимир Путин в рамках форума по малому и среднему предпринимательству предложил ввести рассрочку за подключение к электросетям. Насколько эффективна подобная мера в нынешних условиях для поддержки малого бизнеса?
   - Я не понимаю, почему если один предприниматель уже получал фиксированные нагрузки потребления, скажем, электроэнергии и технически все подключения произведены, почему, когда на его место приходит другой, с желанием иметь те же самые нагрузки, а то и меньше, ему приходится вновь платить за подключение? Ведь никаких дополнительных действий совершено не было! Я лично не видел расчетов себестоимости тарифов, но я имею голословное подозрение, что расходы на развитие сетей уже включены в тарифы. Поэтому я рассматриваю плату за подключение как дополнительные поборы предпринимателей. Я готов извиниться перед любой компанией, если это не так.
   
   - Премьер также предложил повысить порог применения упрощенной системы налогообложения при обороте с 30 до 60 млн рублей в год. Как вы оцениваете данную меру?
   - Наша комиссия разбирала этот вопрос и предлагает довести до 100 миллионов. Снижение налоговой ставки и переход предприятия на фиксированный налог приводит к резкому росту налоговых поступлений в бюджет. Предприниматель с большим желанием откликается на то, что ему предлагается меньше платить налогов. Они начинают платить реальные деньги, выходить из тени. Это позволит большему количеству предпринимателей перейти на упрощенку.
   
   - Своевременны ли данные меры?
   - Да, конечно.
   
   - Еще одно предложение - заменить кассовые чеки рукописными.
   - Что касается рукописных чеков. Вопрос не в том, как их выписывать. С технической точки зрения их, конечно, лучше печатать. Вопрос в том, какой вес придается этому чеку.
   
   С другой стороны, если предприниматель платит налоги по упрощенной схеме, то какая ему разница какова процедура продажи и как она фиксируется. Конечно, возвращаться в позавчерашний день не стоит. Просто не надо придавать чеку какого-то фискального значения. Чек должен быть документом только лишь для легализации претензий покупателя в случае некачественного обслуживания. Нет никакой необходимости использовать сложную технику. Я понимаю, почему это происходит: их делает одна единственная фирма, что есть прямое нарушение антимонопольного законодательства.
   
   - Как скоро предложения премьера могут быть внедрены в жизнь?
   - Все зависит от двух вещей: от воли премьера и от того, каков будет реальный профиль нашего кризиса. Если кризис будет разрастаться, то эти вопросы будут быстро решаться.
   
   - Как вы относитесь к идее выдачи стартового капитала – 300 тыс. рублей - для создания своего бизнеса?
   - Это хорошая программа. Только не надо путать божий дар с яичницей. Подъемные на дело и халява – это разные вещи. Нормальный предприниматель, если он представил бизнес-план и четкие предложения, то он будет достоин их получить. А вот фирмы-однодневки, ради простого получения денег типа "прошу выдать мне 300 тыс. рублей" - опасный вариант.
   
   - Нет ли здесь повода для коррупции?
   - Любая мера, связанная с выдачей денег. - потенциально коррупционна.
   
   Беседовал Андрей Рысев
Поиск


Реклама