http://www.gorzakaz.org

16 Январь 2022  21:35
17.02.09(14:36)

Реконструкция со смертельным исходом


   К проекту "реконструкции" дома 2-а в Дегтярном переулке, в результате которой Петербург лишился еще одного старинного здания, получив взамен очередную безобразную стекляшку, Горзаказ.Орг пытался привлечь внимание неоднократно. Наконец, мы получили возможность ознакомиться с позицией КГИОП. Впрочем, поступивший в редакцию ответ комитета на наш запрос, скорее, говорит об отсутствии какой бы то ни было позиции – если, конечно, не считать таковой демонстративное самоустранение от решения задач защиты наследия.
   
   Мы, прежде всего, пытались выяснить: какие меры были приняты возглавляемым Верой Дементьевой ведомством для обеспечения требований закона, предъявляемых к работам в охранной зоне. В ответ нам сообщили, что с 1 января 2007 года вопросы согласования строительных, хозяйственных и прочих работ в охранных зонах исключены из компетенции КГИОП. Действительно, "благодаря" инициированным фракцией "Единая Россия" усилиям думских депутатов в федеральный закон об охране объектов культурного наследия был внесен ряд поправок, существенно осложнивших дело защиты этого самого наследия, но зато во многом развязавших руки застройщикам.
   
   Однако это, как говорится, лишь полправды. О другой - КГИОП в своем официальном ответе предпочел умолчать. Хотя в более непринужденной обстановке, например на заседаниях Совета по сохранению наследия, госпожа Дементьева давала иные комментарии на сей счет. Например, на заседании совета в декабре минувшего года Вера Анатольевна заявила буквально следующее:
   
   - С 2007 года органы охраны памятников утратили право согласования документации по охранным зонам. Но: все проекты проходят государственную экспертизу. В рамках экспертизы проекта проводится исследование на соответствие законодательству об охране памятников. Проверяются наши режимы. И могут запросить мнение любой организации, в том числе и нашей. Вопрос: возникнут ли эти сомнения у Орта? Да, теперь система одного окна. Но между органом государственного строительного надзора и КГИОП всегда могут возникнуть договоренности, можно определить, в каких случаях какими будут наши рекомендации.
   
   В случае с "реконструкцией" в Дровяном переулке, видимо, предпочли договоренности совсем иного рода. О том, какими соображениями руководствовался КГИОП и почему он сам не инициировал обращение в службу Госстройнадзора, остается только гадать.
   
   Впрочем, отсылки к ограничениям, вступившим в силу с января 2007 года, тут вообще едва ли оправданы. Свое заключение - не особо обременительное для застройщика – КГИОП выдал еще весной 2005 года. В нем, в частности, оговаривалось:
   
   "Допускаются:
   - расширение пятна застройки со стороны дворового фасада;
   - надстройка на 1-й этаж (при положительном заключении материала обследования технического состояния несущих конструкций).
   Возможность внесения других локальных изменений КГИОП рассмотрит дополнительно (предоставление вариантов на стадии ПП)".
   Очевидно, рассмотрел и одобрил. Во всяком случае, согласованный КГА (за подписью зампредседателя КГА В. Е. Полищука) 31 марта 2006 года проект предусматривал возведение семиэтажного здания на месте трехэтажного дома XIX века.
   
   Примечательно, что КГИОП в своем заключении говорит именно о новом строительстве (используя такие термины, как "пятно застройки", "надстройка"). В то время как федеральный закон как тогда, так и по сию пору вообще запрещает новое строительство в охранной зоне:
   
   "Охранная зона - территория, в пределах которой в целях обеспечения сохранности объекта культурного наследия в его историческом ландшафтном окружении устанавливается особый режим использования земель, ограничивающий хозяйственную деятельность и запрещающий строительство, за исключением применения специальных мер, направленных на сохранение и регенерацию историко-градостроительной или природной среды объекта культурного наследия" (ст. 34, п. 2).
   
   Едва ли даже самый увертливый чиновник КГИОП сумеет найти аргументы, чтобы отнести строительство многоэтажной стекляшки к мерам, направленным на сохранение и регенерацию сложившейся к позапрошлому веку среды.
   
   Собственно, если бы этот комитет был больше озабочен сохранением наследия, нежели обслуживанием интересов застройщика, он мог предпринять элементарные действия – и не только мог, но и по закону обязан был это сделать. А именно: до разработки Временного регламента застройки обеспечить проведение независимой государственной историко-культурной экспертизы, которая и должна была определить, что можно, а что нельзя здесь делать, исходя из требований закона об охране наследия.
   
   Суть и принципы проведения государственной историко-культурной экспертизы также прописаны в федеральном законе (ст. 28, 29). Там сказано, что проводится она, в числе прочего, "в целях определения соответствия (…) градостроительных регламентов требованиям государственной охраны объекта культурного наследия" на основе "научной обоснованности, объективности и законности", а также "презумпции сохранности объекта культурного наследия при любой намечаемой хозяйственной деятельности", "гласности" и "независимости экспертов". Независимость экспертов, проводящих исследование на деньги застройщика/инвестора, известна. Но КГИОП никто не лишал права не согласовывать выводы экспертизы, не удовлетворяющей задачам охраны наследия. Что же до гласности, то нигде в открытых источниках обнаружить историко-культурную экспертизу, которая проводилась бы по данному адресу, не удалось.
   
   У ведомства Веры Дементьевой, собственно, есть официальный сайт, где подобным материалам самое место. Что мешает КГИОП выкладывать там эти и другие экспертизы, информацию о выдаваемых согласованиях, накладываемых ограничениях и т. д. и т. п.?
   
   Никто не отменял и действия двух других документов, определяющих допустимые для охранной зоны работы, - решения Ленгорисполкома от 30.12.1988 г. № 1045 и Инструкции Министерства культуры СССР от 24.01.1986 г. № 33. А согласно этим документам в объединенной охранной зоне "не допускается строительство каких бы то ни было новых сооружений, за исключением возводимых в порядке реставрации архитектурного ансамбля…". Может, Вера Анатольевна относит возведение семиэтажного отеля из стекла и бетона к реставрации архитектурного ансамбля? На территории охранной зоны допускаются также "работы, связанные с сохранением и восстановлением планировки, зданий, сооружений и благоустройства территории, формирующих историческую среду и окружение памятников". Но и это, со всей очевидностью, не наш случай.
   
   Конечно, у КГИОП есть формальная "отмазка" – документы по возведению отеля на месте снесенного здания в Дегтярном переулке проводились не как проект нового строительства, а как проект реконструкции. Хотя, как уже отмечалось выше, у КГИОП была возможность (и обязанность) определить степень допустимых для данной территории преобразований, под какой бы маркой они ни затевались. В редакционном запросе, направленном на имя В. А.Дементьевой, мы пытались получить ответ на давно интересующий всех вопрос: полагает ли КГИОП допустимым считать реконструкцией действия, в результате которых историческое здание демонтируется полностью, а на его месте возводится новое, даже не напоминающее снесенное? Увы, мнение Веры Анатольевны на сей счет продолжает оставаться тайной за семью печатями. В ответном послании, подписанном советником главы КГИОП Ксенией Черепановой, нам лишь сообщили, что "решение о реконструкции зданий принимается администрацией района на основании заключений районных МВК по согласованию с Жилищным комитетом и КГА", что "разборка зданий и сооружений либо их частей, расположенных в зонах охраны объектов культурного наследия, а также в объединенных зонах охраны, осуществляется при наличии заключения экспертизы об их аварийном состоянии и необходимости их разборки, обмерных чертежей и фотофиксации", а "экспертиза результатов изысканий, направленных на определение технического состояния домов, и выдача разрешений на выполнение работ по разборке аварийных зданий относится к компетенции Службы государственного строительного надзора и экспертизы Санкт-Петербурга".
   
   Хотя для иных адресатов у КГИОП находились и другие аргументы. Так, в августе прошлого года в письме к губернатору Санкт-Петербурга ведомство Веры Дементьевой просило "обратить внимание районных администраций на то, что:
   - необходимо разделять вопросы о признании дома аварийным и о его сносе;
   - решение о сносе аварийных домов в исторической части города должно приниматься в исключительных случаях, на основании достоверных и обоснованных технических заключений".
   
   Об этой своей петиции КГИОП даже сообщил Группе ЭРА (в ответ на ее запрос о судьбе домов на Тележной улице). Посокрушавшись попутно, что зачастую
   "признание дома аварийным и непригодным для проживания влечёт за собой однозначное решение МВК о его сносе. Капитальный ремонт, реконструкция практически не рассматриваются, так как по заключению экспертов это экономически не оправдано. Вместе с тем, технические заключения... не исключают возможности ремонта или реконструкции. Вследствие принимаемых администрациями решений сносятся исторические здания, нарушаются исторически сложившиеся виды в центральной части города".
   
   О том, что заключение технической экспертизы об аварийном состоянии здания вовсе не должно означать неминуемость его демонтажа, не раз заявляла Вера Анатольевна и журналистам. Например, обсуждая ситуацию с "реконструкцией" дома Чичерина:
   
   "У нас, действительно, чуть ли не все дома в центре можно определить в аварийные. Но из этого вовсе не следует, что их надо сносить, необходимо искать пути вывода из аварийности". ("Версия в Питере", № 22 – 11-17 июня 2007 г.).
   
   Что же до "реконструкции", то Градостроительный кодекс определяет ее как "изменение параметров объектов капитального строительства, их частей (высоты, количества этажей, площади, показателей производственной мощности, объема) и качества инженерно-технического обеспечения". Но едва ли полный снос подпадает под понятие "изменение параметров" - или в КГИОП открыли способы изменения параметров пустого места?
   
   Стройка в Дровяном переулке:
   
Дровяной переулок

   
   Осенью 2008 года стройка в Дровяном переулке выглядела так:
   
Дровяной переулок

   
   Зимой 2008 года стройка в Дровяном переулке выглядела так:
   
Дровяной переулок

   
   Татьяна ЛИХАНОВА
   Фото Михаила МАСЛЕННИКОВА
   
   Ссылки по теме:
   Дом в Дровяном переулке: читаем реконструкция, видим – снос
   То ли реконструкция, то ли новодел в Дровяном переулке
   Общественные слушания не состоялись
   В Дровяном переулке будет гостиница
   Когда деревья были большими. Общественность – против уничтожения скверов в центральной части города
Поиск


Реклама