http://www.gorzakaz.org

16 Январь 2022  21:42
27.01.09(20:27)

Экспертное заключение по "Империалу": обман зрения


   Историко-культурная экспертиза, проведенная архитектурной мастерской Татьяны Славиной, пришла к выводу: высотный комплекс "Империал" не оказывает существенного негативного влияния на условия зрительного восприятия расположенных рядом объектов культурного наследия.
   
   Ироничные предположения о том, что к такому выводу можно было прийти только крепко зажмурившись, призваны опровергнуть материалы увесистой папки "Отчета от экспертизе". Впрочем, мнение КГИОП относительно качества всего ее содержимого пока никому не ведомо. Известно, что ведомство Веры Дементьевой согласовало ее только "в части выводов экспертов" - о чем свидетельствует особая отметка в штемпеле Комитета на титуле Акта экспертизы. Согласование, заметим, было выдано еще 22 декабря прошлого года. Но широко известно об этом стало лишь на минувшей неделе, когда одна из городских газет получила ответ Комитета на запрос редакции.
   
   Экспертиза проводилась по требованию прокуратуры Санкт-Петербурга. По закону нельзя было принимать временный регламент застройки до проведения историко-культурной экспертизы, однако тогдашний глава КГА Александр Викторов утвердил ВРЗ для данной территории в отсутствие согласованной экспертизы - еще в мае 2008 г.. Чему, впрочем, удивляться не приходится. Если учесть, что до утверждения этого ВРЗ Викторов уже успел несколько раз (в 2006 и 2007 г.г.) согласовать архитектурный проект комплекса "Империал", который, в свою очередь, по закону также надо было разрабатывать на основании утвержденного ВРЗ. В этой истории, как и почти во всем нашем градостроительстве, все начинается "не с того места", просто по Маршаку:
   
Что ни делает дурак
,
   
Все он делает не так.

   
Начинает не сначала,

   
А кончает как попало.

   
С потолка он строит дом...

   
   Задание для экспертизы, заказанной и оплаченной компанией ЛЭК, сформулировал КГИОП. Свелось оно к четырем пунктам:
   
   1) оценка композиционных качеств объемно-пространственной структуры застройки;
   2) выявление предметов градостроительной охраны в границах действия ВРЗ-07/0898;
   3) влияние предельных высотных параметров застройки, определенных ВРЗ-07/0898 для земельного участка по адресу: Киевская ул., д. 3, на визуальное восприятие объектов (выявленных объектов) культурного наследия, расположенных в непосредственной близости от указанного земельного участка;
   4) формулировка рекомендаций по возможным преобразованиям застройки земельного участка по адресу: Киевская ул., д. 3.
   То есть, по сути, проверка соответствия задачам охраны объектов наследия ВРЗ, разработанного для весьма обширной территории, свелась к оценке проекта комплекса "Империал". В этом усматривается противоречие ст.28 федерального закона "Об объектах культурного наследия", определяющего (хотя и не достаточно полно и четко) следующие цели историко-культурной экспертизы:
   - обоснования включения объекта культурного наследия в реестр;
   - определения категории историко-культурного значения объекта культурного наследия;
   - обоснования изменения категории историко-культурного значения объекта культурного наследия, исключения объекта культурного наследия из реестра;
   - определения соответствия проектов зон охраны объекта культурного наследия, градостроительных регламентов требованиям государственной охраны объекта культурного наследия;
   - отнесения объекта культурного наследия к особо ценным объектам культурного наследия народов Российской Федерации или к объектам всемирного культурного наследия.

   
   Важно заметить, что в более ранних редакциях закона среди этих целей была и следующая:
   - определение степени соответствия проектной документации и производственных работ нормативным требованиям к сохранению объекта культурного наследия
   Она отменена федеральным законом от 18.12.2006 № 232-ФЗ, что абсолютно справедливо – разрабатывать проект надо на основании предварительно установленных ограничений охраны памятников, а не подбирать эти ограничения к предварительно разработанному проекту. Однако в случае с экспертизой по территории "Империала", дело обстоит ровно наоборот. В задании КГИОП предлагается исследователь влияние уже установленных ВРЗ-07/0898 предельных высотных параметров застройки на визуальное восприятие объектов наследия - вместо того, чтобы сначала исследовать условия визуального восприятия объектов, и на основании этого установить допустимый высотный максимум застройки.
   
   Объектами исследования должны были стать объекты наследия, расположенные на всей территории действия ВРЗ-07/0898 (ограниченной Обводным каналом, Лиговским и Московским проспектами и Витебским направлением железной дороги) – таковых тут без малого четыре десятка, - а не один только Новодевичий монастырь.
   Но даже столь радикальное сужение задачи не позволило почему-то экспертам досконально установить все необходимые ограничения, вытекающие из требований защиты хотя бы одного этого уникального памятника федерального значения. Почему в выводах экспертизы нет предметов градостроительной охраны Воскресенского Новодевичьего монастыря? В частности – охраняемых видов этого комплекса. Разве не стоило обеспечить ему оптимальный обзор с разных сторон, ближних и дальних точек? Наиболее всего к термину "предмет градостроительной охраны" по смыслу приближается понятие "предмет охраны исторического поселения", данное в ст. 59 закона "Об объектах наследия". В ней сказано: "В историческом поселении государственной охране подлежат все исторически ценные градоформирующие объекты: планировка, застройка, композиция, … соотношение между различными городскими пространствами (свободными, застроенными, озелененными), объемно-пространственная структура, … форма и облик зданий и сооружений, объединенных масштабом, объемом, структурой, стилем, материалами, цветом и декоративными элементами, соотношение с природным и созданным человеком окружением, различные функции исторического поселения, приобретенные им в процессе развития, а также другие ценные объекты".
   
   Положим, эксперты пришли к выводу, что исследуемая территория не содержит названных исторически ценных градоформирующих объектов, или, по крайней мере, комплекс монастыря к ним не относится, и виды на его постройки не имеют никакой градостроительной ценности. Но тогда это должно быть одним из главных выводов экспертизы. Ибо по умолчанию эти виды являются неотъемлемым предметом охраны комплекса. Во всяком случае, цель экспертизы, указанная в п. 3 задания КГИОП, нельзя достичь, не определившись с тем, из чего именно состоит, из чего складывается визуальное восприятие этих объектов – как же можно оценить влияние высотных параметров, не определив того, на что они влияют?
   
   Фотофиксация возведенных высоток "Империала" убедительно показывает, как нависают над объемами церковных зданий громады этих построек, как мощно врываются они в виды монастырского комплекса, в панорамы Московского проспекта, где именно Новодевичьему прежде была предназначена роль градоформирующего объекта. Согласиться с тем, что это "не оказывает существенного негативного влияния на условия зрительного восприятия объектов культурного наследия" можно только согласившись с тем, что зрительное восприятие этих объектов обеспечивается без посредства данных видов – например, наощупь. Но тогда это нужно провозгласить в выводах. По крайней мере, тогда бы КГИОП мог бы воспользоваться пунктом 7.2.3 своего Положения "Об организации проведения государственной историко-культурной экспертизы" (принято распоряжением КГИОП от 20 августа 2008 г.), устанавливающую единственную причину возможного согласования экспертизы:
   "необоснованность выводов, содержащихся в акте по результатам историко-культурной экспертизы".
   
   Но в выводах экспертов этот комплекс (не говоря уж о его видах) даже не упомянут. Итак, анализируя выводы экспертизы, мы обнаруживаем отсутствие среди предметов градостроительной охраны объектов культурного наследия видов на комплекс Новодевичьего монастыря. Отсутствие этого предмета градостроительной охраны по чисто формальным признакам понятно – такого термина нет в законе. А в законе его нет потому, что все содержание, которое угадывается в нем, является предметом режимов зон охраны объектов наследия. И тут возникает вопрос – и к КГИОП, выдавшему задание на экспертизу, и к разработчикам экспертизы: а как же с охранной зоной комплекса монастыря, установления которого требует закон "Об объектах культурного наследия"? Статья 34 определяет, что в целях обеспечения сохранности объекта культурного наследия в его исторической среде на сопряженной с ним территории устанавливаются зоны охраны объекта культурного наследия.
   
   Понятны причины, по которым для данного комплекса просто еще не успели разработать и установить охранную зону. Но ведь ее надо разработать. Она должна быть разработана и установлена до разработки и утверждения ВРЗ, который исследуется данной экспертизой (не говоря уже о том, что и до градостроительной документации – проектов планировки, межевания, градплана, и тем более архитектурного проекта). Но на момент, когда все эти документы уже разработаны, а охранной зоны все нет, экспертиза, конечно же, должна протрубить об этом во все трубы, прописать для будущих проектировщиков охранной зоны строгие требования и рекомендации. И КГИОП, выдавая задание на экспертизу, должен был поставить эту задачу. Забыли? Едва ли. Столько ведь разговоров было об этом, жаркая полемика разгорелась – в дискуссию включились и общественность, и депутаты, и прокуратура. Положим, эксперты считают ненужным установление зоны для комплекса монастыря. Тогда это необходимо было заявить в составе выводов. Но в согласованных КГИОП "выводах экспертов" нет ни слова о зонах охраны объектов наследия.
   
   Объясняя, почему выводы данной экспертизы так разительно не соответствуют требованиям режимов зон охраны, закрепленных в законе Санкт-Петербурга (уже подписанном губернатором), чиновники приводят следующее соображение: данная экспертиза, как и вся документация, подготовленная в обеспечение строительства "Империала", сформирована в период, пока этот закон еще не вступил в силу, и никаких ограничителей - в том числе историко-культурного свойства, - еще якобы не было. Но ведь экспертиза для того и делается, чтобы выработать и установить такие ограничители - в соответствии с принципами, изложенными в статье 29 федерального закона "Об объектах культурного наследия". В нашем же случае их и искать не требовалось – раз они уже разработаны (в составе практически принятого городского закона).
   Так что проблема, скорее всего в другом – в предсказуемости выводов экспертизы, заказанной и оплаченной застройщиком (инвестором). О необходимости выстраивания нового юридического механизма, обеспечивающего независимость экспертов, говорится давно. Очевидно, что в большей независимости нуждается и КГИОП, в настоящее время фактически находящийся в подчинении у вице-губернатора, курирующего строительную сферу.
   
   К сожалению, в нашем законодательстве нет нормативного акта, достаточно полно растолковывающего цель проведения историко-культурной экспертизы, а, соответственно нет и ее методики, не определен внятно круг вопросов, на которые она должна ответить.
   Распоряжение КГИОП "Об организации проведения государственной историко-культурной экспертизы", объемом в 24 страницы машинописного текста, по сути, сплошь посвящено тому, как ходить между канцелярскими столами и носить всякие бумажки, расставлять на них штампы и подписи. О каких-либо содержательных и тем более качественных требованиях к экспертизе – ни слова. Попробуйте при таком положении вещей обосновать отказ в согласовании выводов экспертизы.
   
   Вспомним хотя бы экспертизу "Финансиста", проведенную той же мастерской Татьяны Славиной. Эксперты честно констатируют, что этот объект вторгнется в "неприкасаемые" виды города. Но не останавливаются на этом, а идут дальше – выносят свое суждение о том, что это "нормально", потому что якобы неизбежно… Кто их уполномочивал, или хотя бы просил делиться подобными суждениями? Во всяком случае, не законодательство. Для законодательства было достаточно вывода в виде ответа на вопрос: "будет ли видно, откуда будет видно и где (на фоне чего, рядом с чем)?". А то, что мы имеем в результате такого согласованного экспертного заключения – поруганный новой биржей вид стрелки Васильевского острова, видно сегодня уже не только в Петербурге, но и далеко за его пределами.
   
   Николай ПЕТРОВ
   
   Ссылки по теме:
   "Империал" теряет дольщиков
   КГИОП согласовал высотную застройку у Новодевичьего монастыря
   Высотки у Новодевичьего монастыря пойдут на понижение
   Смольный открывает второй фронт наступления на Новодевичий монастырь
   Вахмистров не исключил, что комплекс "Империал" может быть достроен
   Компания ЛЭК: "Мы честно говорим всем – да, строительство ведется незаконно"
   Петербургским парламентариям не понравилась идея проверки строек на предмет законности
   ЛЭК готовит иск о защите деловой репутации
   Матвиенко признала, что строительство у стен Новодевичьего монастыря ведется незаконно
   Новодевичий монастырь хотят окружить небоскребами
Поиск


Реклама