http://www.gorzakaz.org

09 Апрель 2020  20:19
06.11.08(18:13)

Владимир Джикович: Кризис заставит людей работать


   Мировой финансовый кризис, несмотря на все заверения властей, не обошел стороной и Россию. В первую очередь от его удара пострадали кредитно-финансовые учреждения страны, однако на сегодняшний день негативные тенденции имеют место уже и в реальном секторе. О том, какой выйдет из кризиса российская экономика, оживет ли рынок межбанковского кредитования и что будет с ипотекой, рассказал порталу Горзаказ.Орг президент Ассоциации банков Северо-Запада Владимир Джикович.
   
   - Владимир Велийкович, еще несколько месяцев назад правительство РФ утверждало, что кризис России не страшен и что наша страна – "тихая гавань". Однако сегодня мы видим: индексы ММВБ и РТС переживают рекордное падение, закрываются предприятия, разоряются банки, начались массовые сокращения. Почему России не удалось избежать кризиса?
   - Сегодня Россия перешла на рыночные условия хозяйствования и, соответственно, оказалась интегрированной в мировую экономику. Процессы мирового масштаба, в том числе кризисные, влияют на ситуацию внутри страны. В первую очередь это сказалось на фондовом рынке, который был ориентирован в основном на западные инвестиции. Не секрет, что к нам приходили западные инвесторы, в том числе спекулянты. Здесь на растущих индексах можно было хорошо заработать. А поскольку заходили они с большими объемами финансовых ресурсов, то когда начался кризис и инвесторы стали выводить деньги, это больно ударило по фондовому рынку.
   
   Кроме того, наши компании и банки кредитовались на Западе, поскольку там деньги были дешевле, чем внутри страны. Средства брались значительные, но все они были короткими, а вкладывались в длинные проекты – строительство, ипотеку и т. д. Как только начался кризис, поток западных кредитов иссяк. В результате пропала возможность рефинансироваться, появился голод на кредитные ресурсы.
   
   - Как долго будет продолжаться кризис, и как изменится российская экономика после его окончания?
   - Хотелось бы, чтоб он закончился побыстрее. Конкретных сроков никто сегодня вам не назовет. Что касается влияния на экономику, то любой кризис, несмотря на свои негативные факторы, всегда имеет и положительные моменты, несет некоторое оздоровление. В последнее время экономика России шла по экстенсивному пути развития: росли издержки, росла зарплата, а производительность труда оставалась на прежнем уровне. Фактически страна развивалась за счет постоянного повышения стоимости углеводородов.
   
   Сегодня на плаву останутся лишь те, кто выберет интенсивный путь. В ряде компаний сменятся собственники, и на смену тем, кто работал неэффективно, использовал только благоприятные условия и не был готов к ухудшению ситуации, придут более продуктивные управленцы, которые смогут активизировать производство. Кризис заставит людей работать.
   
   Кроме того, возрастет доля государственного сектора. Сейчас государство подставляет плечо, чтобы не рухнули те крупные компании, от которых зависят целые сектора экономики, и те банки, от которых зависит судьба добросовестных клиентов. На данном этапе такие меры являются правильными. Но, надеюсь, что долго это не продлится и госкапитализма у нас не будет, поскольку государства является неэффективным собственником.
   
   - Насколько велика, на ваш взгляд, вероятность для России нового дефолта?
   - Я не думаю, что дефолт как таковой возможен. Нынешняя ситуация кардинально отличается от 1998 года, поскольку сегодня Россия как государство имеет незначительный внешний долг. Дефолты, скорее всего, состоятся в отдельных компаниях.
   
   - Чем вы можете объяснить ситуацию, при которой значительные средства Стабфонда РФ размещались в США, а отечественные банки и предприятия вынуждены были кредитоваться за рубежом?
   - Схема на первый взгляд действительно кажется нелогичной. Но здесь весь вопрос в рисках. Средства, о которых вы спрашиваете, размещались в ценных бумагах высокой степени надежности. Государство не могло себе позволить приобретать рисковые активы, пусть даже и внутри страны.
   
   Тем не менее, на мой взгляд, часть денег стоило бы активнее направлять в реальный сектор российской экономики, особенно в инфраструктурные проекты. И в последнее время это начали делать, но слишком большими объемами, к чему не всегда была готова экономика. У нас вообще постоянно какие-то крайности – сперва ничего не давали, опасаясь роста инфляции, а потом начала раздавать большими кусками, хотя инфляция нисколько не сократилась.
   
   - Сегодня государство проводит беззалоговые аукционы по предоставлению средств российским банкам. Насколько, на ваш взгляд, такие меры оправданы, и какой риск в данном случае имеется для страны?
   - Эти меры направлены, прежде всего, на то, чтобы вновь заработал рынок межбанковского кредитования. Если раньше деньги обращались свободно и один банк предоставлял другому кредиты на беззалоговой основе, то сегодня есть взаимное недоверие между игроками, и межбанковский рынок практически умер.
   Поэтому меры государства правильные.
   
   Средства, предоставляемые банкам на беззалоговой основе, являются короткими – 30-50 дней. Причем даются они не в безграничных объемах, а в определенной доле от размера капитала. По прошествии 30-50 дней Банк России просто списывает эти средства со счетов своих должников. Поэтому для государства риски в данном случае минимальны.
   
   Другое дело, что, на мой взгляд, не стоило бы при проведении таких аукционов использовать международные рейтинги. Ряд эффективно работающих российских банков сознательно не шли на получение международного рейтинга, поскольку это стоит денег, а они не собирались привлекать западные кредиты. И сегодня они оказались за бортом. А следовало бы использовать, к примеру, оценку Центрального банка о надежности того или иного кредитно-финансового учреждения, и банки первой и второй категории надежности могли бы участвовать в таких аукционах.
   
   - Одной из целей государства, предоставляющего банкам средства на льготных условиях, является стремление поддержать реальный сектор. Но дойдут ли эти деньги до предприятий? Не окажутся ли ставки по кредитам неподъемными для российской промышленности? Отслеживает ли государство эту ситуацию, и какие рычаги воздействия на банки имеются у власти?
   - Власть может воздействовать на политику банков через специальные программы – ипотечное кредитование или кредитование малого бизнеса. Суть механизма такова: за счет ресурсов некоей третьей стороны, например Агентства ипотечного жилищного кредитования, банки, выдающие ипотечные кредиты, получают рефинансирование, но лишь в том случае, если осуществляют кредитование по стандартам, разработанным самим этим агентством. То же самое касается кредитов для малого бизнеса: если ты работаешь по правилам, разработанным, скажем, Европейским банком реконструкции и развития, ты можешь рефинансироваться у него.
   
   Во всех других случая банк сам принимает решение, это его собственные средства, и государство не имеет к ним никакого отношения. И сегодня вследствие кризиса банки будут подходить к выбору клиентов более осознанно: не станут так огульно кредитовать всех подряд, лишь бы захватить какое-то направление или сектор.
   
   - В следующем году Смольный планирует выпустить облигации. Насколько в нынешних условиях банки готовы их выкупать?
   - Ну, пока неизвестно, выпустят ли они облигации или будут просто брать займы в банках…
   
   - …Осеевский сказал, что будут облигации…
   - Они еще думают. Необходимость займов обусловлена тем, что бюджет на следующий год запланирован с дефицитом. И это совершенно нормальная ситуация. Это означает, что городская власть работает эффективно. Как раз профицит – это ненормально, поскольку он означает, что собираемые налоги не возвращаются в экономику города. Поэтому должен быть дефицит, хотя и не большой, который гасится на счет привлеченных средств.
   
   Банки, безусловно, готовы кредитовать город. Потому что деньги у банков есть, но отсутствие доверия к партнерам не позволяет зарабатывать на межбанковском рынке. И, конечно, городу банки охотно будут предоставлять средства.
   
   - В октябре нынешнего года 24 банка Северо-Запада подписали меморандум, направленный на реанимацию рынка межбанковского кредитования. Что это за меморандум? Каковы его основные положения?
   - Дело в том, что сегодня государство дает достаточно много денег крупным банкам, но эти средства не уходят ниже, на межбанковский рынок, поскольку, как я уже говорил, отсутствует доверие между партнерами. Мы у себя на Северо-Западе хотим организовать своеобразный банковский пул, в котором один крупный банк, в случае предоставления ему федеральным центром целевых ресурсов, берет на себя ответственность за распределение этих денег на межбанковском рынке.
   
   Для нашего пула мы выбрали банк "Санкт-Петербург", поскольку он является самым крупным из самостоятельных банков. Именно "Санкт-Петербург" будет нести ответственность перед федеральным правительством за предоставленные средства и сам определит лимиты финансирования тех или иных участников пула. В меморандуме, о котором вы спрашиваете, как раз и сформулированы принципы работы этого пула.
   
   За средствами для реализации нашей идеи мы уже обратились в Минфин и даже попросили губернатора нас в этом поддержать. Но ответа – ни положительного, ни отрицательного – мы пока не получили.
   
   - На минувшей неделе вступил в силу закон "О дополнительных мерах для укрепления стабильности банковской системы в период до 31 декабря 2011 года", наделивший Агентство по страхованию вкладов полномочиями по предупреждению банкротства банков. Первой "ласточкой" стал банк ВЕФК, который перешел под временное управление АСВ. Ожидаете ли вы в ближайшее время аналогичных ситуаций с другими банками? Каково может быть, по вашей оценке, число проблемных банков в Петербурге?
   - Я надеюсь, что в Петербурге других случаев не будет. Пока у нас нет оснований думать иначе. Но то, что такие ситуации будут в Москве и в других городах, очевидно.
   
   - Сказался ли кризис вообще и история с ВЕФКом в частности на настроениях петербургских вкладчиков? Ощущает ли банковское сообщество массовый отток вкладов? Насколько сильно стремление людей забрать деньги из банка и потратить может подстегнуть инфляцию?
   - Разумеется, настороженность у вкладчиков появилась, но резкого оттока вкладов мы не наблюдаем. Тем не менее банки держат на всякий случай достаточные резервы, даже в ущерб своим кредитным программам, чтобы по первому требованию возвращать людям их деньги.
   
   Надеюсь, когда граждане поймут, что даже в период кризиса никто ничего не теряет, они начнут активнее вкладывать деньги в банки. Нам надо научить людей сберегать. Если бы мы могли провести мероприятия, убедившие людей в необходимости сбережений, это в какой-то мере, конечно, сократило бы инфляцию.
   
   Но, на мой взгляд, монетарный фактор не является главным в причинах инфляции. В первую очередь инфляция в нашей стране связана с большими госрасходами, которые плохо контролируются. Кроме того, на темпы инфляции влияет то, что практически все сектора экономики разделены между монополистами и цены формируются не в результате свободной конкуренции, а диктуются самими монополистами.
   
   - На петербургских предприятиях начались увольнения. На днях холдинг "Силовые машины" заявил о сокращении административно-управленческого персонала. Не опасаются ли в связи с этим банки за судьбу выданных менеджерам кредитов?
   - Опасаются, конечно. Но, к примеру, если тот же ипотечный кредит выдан правильно, если там был первоначальный взнос, то, пока стоимость квадратного метра не упала, в случае дефолта заемщика банк сможет реализовать квартиру и вернуть себе кредит.
   
   Другое дело, что некоторые банки, особенно перед кризисом, увлекались, выдавали кредиты без первоначального взноса – вот у них могут быть проблемы. Здесь-то и выяснится, какой банк вел правильную политику, а какой – нет. Кто думал о возможных рисках, тот и победит. А кто думал только о том, чтобы выдать как можно больше кредитов, захватить как можно больше рынков, того ждут неприятности.
   
   - Какова судьба ипотеки на ближайшее время? Не столкнется ли эта банковская услуга с дефицитом спроса?
   - Сегодня о судьбе ипотеки говорить сложно, потому что она в любом случае подразумевает под собой длинные деньги. На сегодняшний день единственным источником длинных денег для небольших банков является государство, которое через Агентство ипотечного жилищного кредитования может рефинансировать ипотечные кредиты. И если мы хотим, чтобы в России была ипотека, Агентство ИЖК должно регулярно получать ресурсы из бюджета для рефинансирования тех банков, которые работают по его стандартам. Тогда и ставка будет нормальная для заемщика, и банки не будут испытывать трудностей. Крупные банки, конечно, имеют и собственные средства, и могут фондироваться за рубежом. Но в условиях кризиса такая схема не работает.
   
   - В последнее время ряд банков, опасаясь возможного снижения стоимости залога, обратились к своим заемщикам с требованием досрочно погасить часть ипотечного кредита. Насколько законны такие требования, если изначально был заключен договор, в котором четко прописан порядок и продолжительность выплат? Какие у банков есть в данном случае рычаги воздействия на своих клиентов?
   - С точки зрения договора у банков нет никаких прав требовать досрочного погашения кредита. В одностороннем порядке банк не может изменить ни проценты, ни условия.
   
   Другое дело, если вы согласились внести в договор пункт о том, что банк может изменять проценты в случае изменения ставки рефинансирования или требовать досрочного погашения займа. Но если у вас договор, в котором черным по белому прописано, что вы берете средства под определенный процент на определенный срок, то какими бы не были внешние факторы, банк в одностороннем порядке не имеет права менять условия этого договора. И любой суд будет всегда на стороне клиента.
   
   - Возможен ли в России в связи с кризисом массовый невозврат уже взятых ипотечных кредитов?
   Массовый – невозможен, поскольку самих ипотечных кредитов было выдано не так много. Из всех сделок с недвижимостью за последний год ипотека составляла 20-25 процентов. Но, разумеется, если люди начнут терять работу, это скажется на платежной дисциплине.
   
   Беседовал Егор НАЙМУШИН
Поиск


Реклама