http://www.gorzakaz.org

09 Апрель 2020  20:30
20.08.08(11:24)

Игорь Горский: Высотный регламент будет соблюдаться только на 90%


   Одна из самых острых и обсуждаемых тем в Петербурге - это будущий высотный регламент. От того, каким он будет, зависит развитие нашего города. Чего ждет от нового документа строительный бизнес, какова оптимальная форма принятия градостроительных решений и нужен ли Северной столице высотный регламент? Управляющий партнер Агентства Развития и Исследований в Недвижимости Игорь Горский считает, что при Градостроительном совете необходимо создать "бизнес-ориентированную" структуру, которая будет принимать участие в обсуждении проектов и в некотором смысле поможет в борьбе с коррупцией. Об этом и о проблемах городского строительства Игорь Анатольевич поговорил с корреспондентом Горзаказ.Орг.
   
   - Игорь Анатольевич, как вы считаете, дальнейшее развитие города связано именно с высотным строительством?
   - Я считаю, что у города три пути развития. Первый - это квартальная застройка окраинных частей, которая включает в себя и малоэтажку элитного класса в ближайших пригородах Санкт-Петербурга. Второй - высотное строительство, и город однозначно пойдет вверх на окраинах и в тех частях, в которых по высотному регламенту будет разрешение на высоту свыше 25 метров. И третий - город пойдет под землю. Город задыхается от недостаточного количества парковок, особенно в центральной части города. Надо сказать огромное спасибо Петру I и нашим градостроителям, которые предусмотрели еще тогда широкие магистрали и проспекты, лишив нас той проблемы, которая существует в купеческой Москве.
   
   - В ходе делового завтрака, организованного "Деловым Петербургом", вы говорили о необходимости диалога бизнеса и власти в вопросе высотного строительства. Как этот диалог должен строиться?
   - На мой взгляд, у нас сейчас существует некая однополярность, против чего выступает наше политическое руководство. У нас есть Градсовет, есть КГА, который принимает некие нормативные документы и, ставя весь строительный комплекс в позу египтянина, говорит ему: "Уважаемый строительный комплекс (который, кстати, приносит огромную составляющую в доход города), теперь правила вот такие". Скажу честно, бизнес уже устал от кардинальных изменений основополагающих нормативных документов. Все то, что происходит в последнее время, поимка человека из КГА, который пытался за вознаграждение что-то согласовать и так далее, только оттого, что мы постоянно меняем правила. Есть расхожая формулировка: если наши СНиПы наложить на старый город, то его надо сносить. Давайте сейчас введем высотный регламент 7 метров – и завтра весь бизнес уйдет из Санкт-Петербурга, и никто не будет ничего строить. А после этого у Смольного будут петиции людей с плакатами, потому что рождаются дети, создаются новые семьи, и люди хотят жить в отдельных квартирах, а не коммуналках.
   
   - Строго запретительным мерам, высотному регламенту в частности, вы противопоставляете необходимость конструктивного диалога бизнеса и власти. Значит ли это, что городу вообще не нужен высотный регламент?
   - Городу нужен высотный регламент, но он должен пройти очень серьезное обсуждение. Высотный регламент несет за собой огромные потери для бизнеса, и бизнес должен это принять. Если первые лица компаний примут это, то они могут воплощать свои проекты в жизнь. Каждое поколение хочет оставить свой след в истории города, и, мало того, оно должно его оставить. Город расширяется, приходят новые элиты, новое мировоззрение. Разреши бизнесу строить, что угодно, тогда мы на Невском получим "огурец" Нормана Фостера. Я категорически с этим не согласен, "огурец" Фостера там неприемлем. Но, с другой стороны, нельзя полностью перекрывать кислород тем новым технологиям, которые развиваются в строительной сфере. Да, у небоскребов форм не так много, многообразие ограничено, но это красиво. Мы дети поколения next. Другое дело, что место, например, для "кукурузы", выбрано не совсем правильно, но с тем, что такая "кукуруза" нужна, я как человек XXI века однозначно согласен.
   Не все компании обладают очень большим финансовым ресурсом, в районе сотни миллионов долларов, и поэтому не могут физически осваивать квартальную застройку с площадями ввода около 1 млн кв. метров. Но эти компании динамично развиваются, у них хорошие команды, новые технологии, и они готовы отказаться от строительства экономкласса в пользу тех компаний, которые занимаются квартальной застройкой. Они будут делать все возможное, чтобы не уйти с рынка. Эти компании пойдут в сторону высоток для классов "комфорт" и "бизнес", у них нет другого пути. Они будут вовлекать в оборот новые технологии, привлекать высокообразованных специалистов, платить высокие зарплаты, платить честно налоги - они будут развивать город.
   
   - Будет ли, на ваш взгляд, высотный регламент "непререкаемым" документом после принятия?
   - Скажу честно, высотный регламент будет соблюдаться процентов на 90. Нет идеальных законов, и если будет найдена хоть какая-то возможность лазейки, то ей будут пользоваться. Задача бизнеса - получение максимальной прибыли. Если бизнес благодаря сильным юристам, каким-либо огрехам в законе сможет увеличить этажность на 3 метра и заработать на этом - он это сделает. Но для 95-99 процентов компаний высотный регламент будет основополагающим законом, который будет незыблем в своем соблюдении. Однозначно высотный регламент нужен, но он должен иметь механизмы пересмотра. Мы принимаем закон, затем принимаем к нему 300 поправок, а потом говорим, что 5 лет его трогать не будем. Но это невозможно, жизнь продолжается, жизнь многогранна. Должен быть выпускной клапан, иначе котел может взорваться. И тогда с плакатами будут стоять не граждане, а застройщики.
   
   - Вы говорили о необходимости создания при Градостроительном совете некой бизнес-структуры. Что это даст?
   - Мне кажется разумным создание еще одного крыла при Градсовете или двухступенчатой модели Градсовета, где без первых лиц города обсуждались бы с бизнесом и архитектурным сообществом те или иные решения. Потом они уже более подготовленными выносились бы на Градсовет, где уважаемые архитекторы и представители культурной общественности обсуждали бы проект. Я благодарен КГИОП, что мы не превратились в Милан или Лондон, где высотные строения в центре города иногда превалируют над архитектурными соборами. Слава Богу, в Питере такого нет.
   Вот истерия, которая сейчас развязана про якобы уничтожение старого города и панорамы, она наносит удар по туристическому бизнесу, по имиджу самих петербуржцев. А куда смотрел Градостроительный совет, когда это все согласовывал? Наверное, компании, которые все это построили, получили все разрешения. Почему мы, как флюгер, поворачиваемся в зависимости от мнения общественности? А где была эта общественность 5 лет назад, когда эти задания строились? Если будет комитет или двухпалатный Градсовет, в котором будет учтено мнение и бизнесменов, и ведущих архитекторов, и правозащитников, и мнение КГИОП, - тогда и будут приниматься консолидированные решения. Сейчас бизнес может легко сказать: "Господа, вы это приняли - мы и построили". Тесное взаимодействие бизнеса и власти могло бы снять много острых проблем. И то, что губернатор города Валентина Матвиенко попросила провести более детальную экспертизу ПЗЗ, мне кажется, это первый, очень важный шаг в налаживании диалога, и теперь он должен быть закреплен в рамках какой-то структуры.
   
   - Но станет ли это панацеей от коррупции?
   - На мой взгляд, вопрос коррупции связан еще и с очень сложным общением с чиновником. Если бизнесмен начинает работать в этом городе, не очень хорошо разбирается в структуре власти, не имеет административного ресурса и не знает людей, он может постараться решать вопросы нецивилизованным путем.
   Если компания выросла здесь, то может обсуждать вопросы с администрацией и чиновниками, и пытаться получить разъяснения на те или иные нормативные акты, с которыми она не согласна как инвестор или застройщик.
   Возможность диалога кардинально уменьшает коррупцию. У меня есть прямое общение с человеком, который что-то написал, и я всегда могу узнать, что он имеет в виду, получить те или иные разъяснения. А когда разъяснить не могут, тогда делают в обход закона. Когда я говорю о тесном общении с властью, ни в коем случае не имею в виду влияние бизнеса на власть.
   
   - Является ли недавнее задержание чиновника КГА по подозрению во взяточничестве как раз примером того, как бизнес пытается обойти запретительные меры Смольного?
   - Думаю, что нет. Мне кажется, что это исключительный случай. На мой взгляд, такими методами пользуются либо "молодые" девелоперы, либо компании, у которых нет хорошей команды. Я считаю, что первая двадцатка компаний никогда не будет пользоваться такими методами. Вопрос имиджа и бренда сейчас архиважен, потому что дольщики несут свои деньги, в том числе и под доверие компании. К счастью, примеры коррупции в профильных комитетах правительства города являются исключением.
   
   - Сможет ли бизнес в ходе публичных обсуждений повлиять на то, какими будут новые Правила землепользования и застройки? Есть такое мнение, что новые ПЗЗ как раз под инвесторов и составлены.
   - Я с этим мнением не согласен. Новые ПЗЗ - достаточно жесткий документ, который регламентирует основные действия застройщиков, и к нему очень много вопросов, и бизнес должен участвовать в обсуждении. Я еще раз подчеркиваю, что не должно быть однополюсной трактовки в пользу бизнеса, иначе мы получим "огурец" на Невском проспекте. Но не должно быть однозначной трактовки и без учета интересов бизнеса, потому что тогда мы получим уменьшение объемов строительства и уменьшение темпов роста экономики города. Мы заявили о большом количестве новых заводов и предприятий, куда приедут новые рабочие. Один законный вопрос: где будут жить эти люди? Или мы опять настроим общежитий и коммуналок? Бизнес должен участвовать в обсуждении тех нормативных актов, которые напрямую касаются его деятельности.
   
   - Что вы думаете о судьбе здания Товарно-фондовой биржи на Васильевском острове?
   - Мое мнение, как эксперта: снести это здание невозможно. Знание биржи всего лишь возвышается на 3 метра от того регламента, который был разрешен. Но это показатель: теперь вряд ли кто-то захочет играть с законом, понимая какие могут быть последствия.
   
   Беседовал Максим ЯКУБОВ
   
Поиск


Реклама